Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью с художником Сергеем Опульсом.

Перед открытием новой выставки… о жизни и творчестве, о разных плоскостях бытия…

Выставка

opuls-sergejДуша Природы

Открытие выставки «Душа природы»
в Выборгском замке
18 января 2013 года
Начало в 14.00

Выставка посвящается ушедшему два года назад мастеру по дереву Булгакову Евгению Анатольевичу, который жил последние пятнадцать лет в деревне Липовка (жд.ст. Ханнила) и творчеству живописца Сергея Опульса, который  поставил целью воспеть ландшафты вокруг Выборга на холстах. Двух мастеров жизнь свела в одной семье. Живописец Сергей Опульс, отметивший в этом году свой 50-летний юбилей, вошел в семью Булгаковых несколько лет назад. И хотя мастеров разделяло целое поколение по возрасту и разница в технологии, они были едины в своем художественном восприятии окружающего мира.

В программе — музыкальные сюрпризы, созвучные представленным картинам природы Сергея Опульса и застывшей музыке в дереве изделий мастера Булгакова. Для гостей — фуршет и памятный презент от художника.

Художник

opuls-sergejОпульс (Павлов Сергей Маркович)

Художник

Родился 10 мая 1962 года под знаком Тигра и Тельца в столице Узбекистана — Ташкенте. До 1978 г. учился в школе при Штабе Туркестанского военного округа.

В 1982 г. закончил Республиканское Художественное училище им. П.П.Бенькова. Дипломная работа «Юрмала» находится в Музее при училище. 1985 — участник Всесоюзной выставки дипломных работ художественных училищ, Москва.

1982-1986 — Вертолетное училище в Самарканде. Служба в ВС, Афганистан.

1986-1987 — Альпинистские лагеря на Памире, Варзонское ущелье.

С 1987 — живет и работает в Ленинграде.

страница в контакте
официальный сайт

Журналист

murzich-anastasijaАнастасия Мурзич

Писатель, поэт, журналист

Провокационный автор, автор книг о Романе Виктюке и Александре Башлачёве. Безудержно активный организатор творческих встреч, интервью и презентаций. В её журналистской коллекции собрана добрая половина петербургской интеллигенции. И пожалуй самое главное — позитив и доброта Анастасии Мурзич, излучаемая двадцать четыре часа в сутки на всех и вся.

Автор и ведущая программы «Глаза в глаза» ТВ «ВОТ!» (Ваше Общественное Телевидение).

Матерь творческого союза одиночек «Соборище».

Директор агентства «Мурка-post» (pr, арт-менеджмет).

Сотрудничает с ведущими периодическими изданиями Санкт-Петербурга: «Смена», «Вечерний Петербург», «Панорама ТВ», «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время» и т.д. Биография.

Анастасия Мурзич на «»
публичная страница
«Соборище» альтернативный творческий союз одиночек

art

«Форпост Ивангорода. Сокол Победы». Сергей Опульс.  Холст, масло, 2010 г.

Когда есть гармония, есть поэзия. То есть самое главное — поэтичность. Если ты добиваешься поэтичности в вещи, то значит, вещи эти гармоничны по своей природе.

— Сергей, судя по Вашим работам, можно понять, что Вы человек разноплановый и очень глубокий. Давайте поговорим о пластах, составляющих Вашу жизнь, о мирах, в которых Вы живете… И вообще, творчество и жизнь — это разные плоскости?

— Творчество и жизнь — это разные плоскости. В сутках у нас у всех 24 часа, нужно успеть все, и походить, и подумать, и поспать. Оно очень узкое, время человеческое. Бывают люди, которые работают 48 часов в сутки.  Их время спрессовывается в картинах, но они работают в две руки. Один пишет руки, другой лицо, один пишет фон, другой выписывает детали, а есть и по трое работают, например, Кукрыниксы.

Мой день, как художника, состоит из разных активностей. Например, у меня есть какая-то задумка, я ищу под нее информацию, книги, документы, фотографии. Из этой сборной солянки я потом собираю свою картину — и получается хорошая картина. При работе с документами могут появиться и другие идеи. Вот, например, я размышляю сейчас над картиной, посвященной Великой Отечественной войне. И попутно пришла мысль, что японская война практически не отражена в изобразительном искусстве, или очень мало отражена. Так же, как и финская. Но по финской войне у меня уже картина созревает. Для отражения темы японской войны нужно обязательно съездить на Дальний Восток, проникнуться пейзажем, океаном, тогда может получиться картина.

— Восток… «Восточная тема» в Вашем творчестве — только фантазия, нездешний аромат или часть биографии?

— Это часть жизни, перешедшая через сознание, подсознание, через все восприятие. Это не выдумка, это моя прожитая жизнь. Я не мог бы так писать, если бы я там не был и не жил. Детство и юность, и даже становление —  фактически все произошло на Среднем Востоке. Это важная особенность, нужно подчеркнуть именно срединность Востока, так как здесь есть характерное и с Дальнего и с Ближнего Востока. Это такая полоса, которая начинается с казахских степей и заканчивается Тихим океаном, на этой полосе компонуются самые высокие горы мира. В Ташкенте все ходят в горы, не могут не ходить. Горы окаймляют Ташкент, как ожерелье. С детства ты смотришь вокруг и видишь горизонт, со всех сторон огражденный горами. Солнце встает утром из-за гор и садится вечером за горы, ты видишь его всю жизнь. И постоянно видишь горный силуэт. И, конечно, хочется туда, в синеву, попасть.

У нашей семьи была дача в горах, в Бричмуле. В Бричмуле были свинцовые прииски, добывали свинец для кабельного завода. Там были дачи для инженеров кабельного завода. Я был и в Бричмуле, и в Бастандыке, и в Аксаре — и маленьким, и в подростковом возрасте. Батя ездил на машине и всюду брал меня с собой. В горах прохладно летом, там ледники, поэтому в Ташкенте на дачу ездили за прохладным воздухом, особенно, когда в городе под 50 градусов жары. В горах растут уникальные растения, например, самшит или кунжут. Восток очень разноплановый… Люди горные и люди степные – разные люди, они не соприкасаются друг с другом.

— Что для Вас Восток сейчас — в Петербурге?

— Это воспоминания детства, прежде всего. У любого человека воспоминания детства самые лучшие. Вспоминается о лучшем времени, как в сказке. Эта горная природа. Пионерские лагеря тоже были в горах, потом альплагеря. Мне очень нравилось жить в горах.

Петербург – это абсолютная противоположность горам, это нулевой уровень над уровнем моря, это другая морская стихия, это бешеная река Вуокса. С Петровских времен в многоликом Петербурге в разных слободах селились разные народы. Была татарская слобода, немецкая, английская, итальянская, где концентрировался тот народ, который был связан с этим языком и традициями. Так же и с представителями восточных народов. Так мечеть была построена в районе Петропавловской крепости в 1913 году к 300-летию Дома Романовых по образцу самаркандского Гор-Эмира, и деньги дал Эмир Бухарский на эту постройку. Его резиденция также была построена неподалеку. Там была татарская слобода. Татары, которые прибывали с берегов Волги, тоже строили Петербург. Сам Восток для меня именно в этом месте, в слободе. И еще Восток для меня скрыт внутри каждого дворца и богатого особняка прошлых веков — это мавританская комната или кабинет. Почему-то такое веяние было очень распространено, хотя мавры — это Северная Африка, не имеют вообще никакой связи с Россией. Это было престижно и модно, иметь африканскую комнату. В Москве такого явления не существует.

— Говорят, вы почувствовали себя художником в Афганистане… Правда?

— Я почувствовал себя художником раньше, в горах.  Афганистан — это тоже горы. Просто более фокусированно я красоту увидел там. Но вспоминать это — душу бередить, не стоит.

— Опульс — это что-то совсем не восточное, скорее немецкое…  

— Сейчас я задумываю картину о Гамбурге, я там был, жил там два месяца. Мне нравился этот город-порт, побратим Петербурга. Там тоже есть холмистый ландшафт — Бланкенезе, город тоже не равнинный, не как здесь. Бланкенезе — уникальный ландшафт, который смотрится с трех сторон совершенно по-разному. Еще очень красивый ландшафт там, где Эльба впадает в Северное море — там тоже холмы.

— Почему художник Сергей Павлов однажды стал художником Опульсом? Вы изменились? Или мир вокруг Вас изменился?

— Это псевдоним для того, чтобы помнить тех людей, которые занимались искусством на Рижском заливе. Это были мои предки — латышско-немецкие… Мастера настройки органа. И органичность, поэтичность, гармония в себе и в музыке, и в душе. Это фамилия органная. У них был самый лучший дом, огромный пятистенок… Пьяного Яна Опульса возили на авто из деревни, чтобы он настраивал орган. Когда немцы пришли, его хотели расстрелять. Узнали, что он скрипач — заставили поиграть. Он сыграл, и его отпустили! Так скрипка спасла ему жизнь.

— Как Вам кажется, должен ли Художник объяснять свое творчество, доказывать его художественные достоинства?.. Или — просто творить?…

— Я считаю, что время объяснит, время лучший судья. Пройдет время, много поколений — и все это наносное, весь этот салон спишется и сгинет. Останется основа, художественные произведения, которые остаются в веках. Как судьба, например, Евсея Моисеенко. Его изничтожали, мурыжили, его загубили, загнали в гроб. А ведь это был такой талантливый человек. Ведь он четыре года в концлагере рисовал портреты солдат вермахта, это была его жизнь. Тоже профессия спасала ему жизнь. Когда он был у генерала Доватора, его подловили и отвезли в концлагерь, и там он начал рисовать. Он сначала на пачке папирос нарисовал, немец увидел. Подали ему бумагу: «Нарисуй портрет!», он нарисовал. Потом другого, третьего. Потом, когда его освободили, он еще лучше стал рисовать. И дипломом была его картина — «Генерал Доватор». Я говорю про личность, его не сломал даже концлагерь. Он занимался искусством. Хотя другие обвиняли его, что он предатель, изменник, трус.

— Что важнее — вера в себя или вера других? Или это нельзя противопоставлять?

— Это звенья одной цепи. Их нельзя разорвать. Если у тебя есть вера в себя, значит, есть и вера других в тебя. Это взаимосвязано, это одна сцепка. Если ты сам себе не веришь, как тебе могут другие верить?

— Что заставляет двигаться дальше, творить, ездить на пленэры, выставляться? Долг перед жизнью, любовь к профессии? Что-то еще?…

— Богом данность, мой дар — это моя миссия, это то, что я должен успеть. Написать еще что-то такое, что останется этой большой стране. Это главная картина, для которой делаются этюды, зарисовки, пленэры. Как Суриков говорил: чем ты больше пишешь пленэр, тем светлее картина. С каждый пленэром, картина становится светлее. Суриков восемь лет пленэрил, только потом начал писать картины. Он был мастером, он мог писать природу, соединяя ее с людьми. И они получались живые.

— Ваши излюбленные сюжеты? Что из окружающего мира особенно вдохновляет?

— Воздух, небо. Потому что оно присутствует везде, где бы ты не писал — везде есть небо. Даже в окне оно присутствует. Из окна видно небо, а на небе видно солнце — здесь и освещение. А вода — это тоже небо. Небо отражается в воде, вода отражается в небе. Почему здесь на Северо-Западе такие кайфовые закаты, потому что идет очень сильная подсветка по белым ночам, зеркало воды, которое отражается в небе. Отражение воды рефлексует. Как можно объединить море, горы и небо? Очень просто. Горы — это дно воздушного океана! Это все соединяется, это одно и тоже.

— Ваши городские пейзажи — запоминающиеся, характерные… Вы похожи на Ваш Питер?

— Нет. Питер — это длиною в жизнь… Он разный. Разный городской ландшафт особенно хорошо видно, если наблюдать с мансарды. Например, закаты… Каждый вечер разный закат и разный городской ландшафт.

— Что для Вас самое главное в изобразительном искусстве? Запечатленная эмоция? Остановившееся мгновение?

— Ни то, ни другое. Я хочу, чтобы оно было поэтичным. Когда есть гармония, есть поэзия. То есть самое главное — поэтичность. Если ты добиваешься поэтичности в вещи, то значит, вещи эти гармоничны по своей природе. Возьми Веласкеса или Леонардо, их произведения все поэтичны. В них есть внутренняя поэзия, можно писать литературные произведения, стихи, музыку по картинам. Как Пушкин писал стихи по леонардовским картинам. Природа гения ловит эту поэтичность — Пушкин писал по картинам Леонардо поэмы, а сам никогда не был в Италии. Так можно нигде самому не бывать, но если в произведении мощный энергетический код, тот, кто имеет духовный ключ, может считать этот код, он тогда включается. Идет энергетический поток, и можно создавать другие произведения через картину. Так был написан романс «Вечерний звон» по картине Исаака Левитана. И стихи, и музыка были навеяны живописью.

Приглашаем всех на открытие выставки «Душа природы», которое состоится в Выборгском замке — Петровский зал — 18 января 2013 г. в 14.00 и будем рады Вашим отзывам на работы мастеров.

На открытии выставки выступит солистка — Вера Дашевская, солистка Театра Опера Северной Венеции (Санкт-Петербург). Лауреат международного конкурса. В программе — музыкальные сюрпризы, созвучные представленным картинам природы Сергея Опульса и застывшей музыке в дереве изделий мастера Булгакова.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More