Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Сергей Патракеев, артист театра «Зазеркалье», любимейший Дед Мороз подрастающего поколения, рассказывает о дороге в сказку, о нарциссизме и самоопределении личности, о воде, огне и, разумеется, о медных трубах...

Персона

Сергей ПатракеевСергей Патракеев

Артист, тенор

В 2008 г. окончил СПбГАТИ, курс н.а. РФ Петрова А. В. Параллельно с учёбой был принят в труппу театра «Зазеркалье».

страница в контакте поэзия Театр «Зазеркалье»

Журналист

Анастасия РыбаАнастасия Рыба

Журналист, специалист по рекламе и связям с общественностью

Лауреат Всероссийского и Международного Фестиваля «Юность», под эгидой Всемирного благотворительного фонда им. Махмуда Эсамбаева при поддержке МосИТИ (Московского Института Театрального Института ) в городе Москва, а также в Ллорет-де-Мар (Испания). Лауреат Всероссийского конкурса-фестиваля детского художественного творчества «Орлята России» в г. Туапсе.

страница в контакте

art

Направить свой нарциссизм в нужное русло, чтобы он помогал не только тебе, но и окружающим.

Сергей Патракеев — Куплеты курочкина

Сергей Патракеев — Песня Андрейки

— Сергей, в первую очередь, хотелось бы узнать, как вы успеваете заниматься любимой работой, и при этом уделять должное внимание супруге и прекрасной дочери?

— Все очень просто. Наша семья увлечена одним делом — музыкальным театром. С супругой я познакомился, когда учился в музыкальном училище на факультете вокала. Она училась на том же факультете, курсом младше, мы были друзьями. Потом я поступил в ГАТИ на курс к А. В. Петрову, выпускающему замечательных актеров музыкального театра. Анна поступила годом позже на курс музыкальных театроведов-менеджеров. Через год мы поженились и у нас родилась дочка Майя.

Майя учится в школе с хореографическим уклоном, параллельно ходит в музыкальную школу на фортепиано. Участвует в детских фестивалях и музыкальных проектах. Майя — дитя кулис. Когда я учился на пятом курсе, был выпуск спектакля «Золушка», Майе тогда было два года, детский садик закрыли на карантин (грипп) пришлось брать ее в театр. Ребенка одного не оставишь, я сажал ее на плечи и выходил на репетициях на сцену прямо с ней. Александр Васильевич подшучивал из зала в микрофон: «Патракеич, ты превращаешь Россини в Кустурицу».

Моя жена — разносторонний человек, ее деятельность тоже связана с музыкальным театром. Мы друг другу помогаем. Она организовывает мне концерты, а я участвую у нее в отрывках (сейчас она заканчивает ГАТИ по специальности музыкальный режиссер). Она организовывает детские праздники, а я в сессию заменяю ее на детских студиях и так далее... Когда семья объединена одной идеей и делом, это только укрепляет ее и никакие бытовые и материальные проблемы не в состоянии ее разрушить.

— Довольно продолжительное время вы работаете в Санкт-Петербургском Государственном детском музыкальном театре «Зазеркалье». Как вы очутились в этой «сказке»?

— Это целая эпопея — мой рок и моя обитель. Так повелось, что в нашей семье всегда пели — по праздникам, в выходные, на днях рождения, а в новый год не только пели, но и колядовали (у меня украинские корни). Не минула эта участь и меня. Наша семья наряжалась в костюмы и ходила по соседям, пела, веселила и за это получала награду (мне это очень нравилось). Эту семейную традицию я сохранил. После того как часы пробьют двенадцать раз, мы надеваем костюмы, я — Деда Мороза, жена — Снегурочки, а дочка — символа года. И отправляемся на прогулку...

Эти колядки и развивали во мне любовь к театральности. В десять лет я стал лауреатом городского конкурса, мы с моим однокашником пели «песенку про Мам». В двенадцать лет я играл Оле Лукойе в мюзикле «Огниво» (детский спектакль). Окончив школу, я поступил в училище на слесаря КИПиА, но и тут участвовал в различных творческих мероприятиях.

В эти годы я и познакомился с людьми, которые совершили кардинальный переворот в моей жизни. Началось все с педагога эстрадной студии, который сказал, что у меня нет таланта, и я ничего не стою... Меня это задело за живое, я поспорил с ним на бутылку вина, что поступлю в музыкальное училище (надо, кстати, забрать с него должок).

Я начал искать педагога по вокалу, чтобы подготовиться к поступлению. Им оказалась С. М. Слуцкер, преподаватель студии «БЭЛЬКАНТЭ». Она-то и подготовила меня к поступлению и открыла дверцу в мир профессионального вокала. Подходило время поступления, и тут встал вопрос: «В какой город ехать поступать?» В училищах ближайших городов не было кафедры академического вокала. Но я не унывал, я пошел в библиотеку, взял сборник с адресами ВУЗов и училищ страны, и стал звонить... Дозвонился я в пять или в шесть городов, везде были кафедры. «Куда же ехать?!» Москва и Питер исключаются, слишком большая конкуренция. Я решил вопрос очень просто — по телевизору в это время шли «Вести», я подумал: «Какой город назовут первым, туда и поеду!» Назвали Казань. Туда-то я и поехал, и не ошибся — поступил с первого раза к Т. М. Яковлевой, заведующей вокальным отделением.

На третьем году обучения с легкой руки моего знакомого я попал в театр при Ассоциации Просвещения и Образования. Как вы думаете, каким он оказался?.. Правильно, детским! Я играл сказки ОБЖ для 1-3 классов в общеобразовательных школах.

В Казань я ездил с пересадкой, как правило, через Москву. Но между 3 и 4 курсом случилось чудо... Пустили поезд через Петербург на нем-то я и поехал! И оставил свое сердце в Северной Венеции... Я решил, что непременно буду поступать в Санкт-Петербургскую Консерваторию. Куда только не уговаривала меня поехать мой педагог, у нее было много знакомых в различных Консерваториях и музыкальных ВУЗах (Петербург в этот список не входил), но я стоял на своем.

Так я стал абитуриентом в Петербурге. В Консерваторию меня не взяли. В дальнейшем я поступал туда еще два раза — оба неудачно. Проблема пограничного голоса, у мужчин голос формируется к тридцати годам, и часто тенор к концу учебы может стать басом, а баритон — тенором. У меня был второй вариант. Но там я услышал разговоры о том, что в ГАТИ набирает курс актеров музыкального театра А. В. Петров, а это та же специфика, и есть большой плюс — курс набирается при театре.

Я и рванул туда, записался на консультацию. Так я в первый раз попал в «Зазеркалье». Тут тоже не обошлось без смешных историй: на коллоквиуме по литературе и истории... Так вот, стою я в фойе театра перед белым залом. Куча народу, как обычно, спрашивают у вышедших из двери, какие вопросы задавали... Тут выходит девочка и говорит: «А я не читала „Мастера и Маргариту“.» Сразу собирается толпа и все начинают вспоминать, о чем этот роман... Поскольку я был в числе поступавших на бюджетное отделение, то сдавал коллоквиум одним из последних. И естественно первый вопрос был: «Какую книгу вы прочитали последней?» Повисла секундная пауза, мне даже казалось, что все задержали дыхание. Я сказал: «„Чапаев и Пустота“ Пелевина». После этого у комиссии был огромный коллективный вздох. Потом, когда зачитали список поступивших, Петров собрал их в зале и сказал: «Ребята, я очень люблю Булгакова, но не настолько, чтобы слушать исковерканный краткий пересказ романа от двадцати человек подряд!»

— Вас приняли в труппу, когда Вы еще были студентом? С чем это связано? Руководство театра опасалось, что талант от них ускользнет?

— Театр «Зазеркалье» — это большая творческая лаборатория, где студенты учатся мастерству у режиссеров и актеров, а актеры и режиссеры — у студентов. И немудрено, что наш курс, так же, как предыдущие и последующие, вводят в действующий репертуар театра. И после удачных вводов зачастую принимают студентов в коллектив.

Так случилось и у меня, после ввода на роль мастера в спектакле «Городок в Табакерке». Прекраснейшая постановка! Я считаю его одним из спектаклей так называемого золотого фонда «Зазеркалья». В этом спектакле сочетается великолепная режиссура, музыка, хореография и работа художника. Это была моя первая большая премьера, благодаря которой я стал артистом театра «Зазеркалье».

— Театр часто ездит на гастроли, на фестивали? Какие планы у театра, в этом смысле, в ближайшем будущем?

— Гастроли у театра бывают не так часто. Большинство спектаклей сделано стационарно и проблематично в вывозе на другие площадки. Но мы ездили в Москву, в Екатеринбург, в Омск, во Псков с различными постановками.

Зато у театра есть замечательный фестиваль «Арлекин». Раз в год на площадку «Зазеркалья» приезжают детские театры со всей страны! Стилистика постановок разнообразна — от кукольных до цирковых. Это замечательное зрелище, на которое стоит посмотреть.

Планы?.. Это большой вопрос... За последние несколько лет у театра дважды менялось руководство. Несмотря на это Петров и Бубельников продолжают радовать культурную столицу новыми музыкальными постановками. Например, в этом году у театра целых четыре премьеры.

— Где вам легче, приятней работать — на родной сцене или на гастрольных площадках? Склонны ли вы, вообще, к покорению новых горизонтов?

— Везде главное — петь, играть и покорять. Я сотрудничаю с Детской Филармонией, с Ленконцертом, работал в «Петербургских серенадах», с этого сезона я являюсь солистом Оркестра русских народных инструментов «Метелица» под управлением замечательного дирижера И. М. Тонина. Мне очень нравиться петь с народным оркестром, у них великолепный камерный репертуар для Вокалиста и оригинальные музыкальные аранжировки различных песен.

Кроме того, я люблю работать Дедом Морозом в детских садах. Очень приятно, когда к тебе после представления подбегают малыши, обнимают и говорят: «Я люблю тебя, Дедушка Мороз!»

— На театре ваша творческая деятельность не замыкается, вы пишите стихи, так ведь?

— Как говориться в моем любимом фильме «Разные судьбы» — «В юности все грешат стихами. Это как корь, нужно переболеть и забыть». Так вот, моя корь оказалась с осложнениями на всю жизнь. Слова и фразы приходят сами, а я их только записываю.

— В вашем поэтическом репертуаре есть замечательное стихотворение «Нарцисс». Считаете ли себя таковым?

— Каждый человек — в глубине души нарцисс. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Покажите мне хоть одного человека, который не мечтал бы хоть раз в жизни быть в центре внимания и получать похвалы. Важно направить свой нарциссизм в нужное русло, чтобы он помогал не только тебе, но и окружающим.

— А какими тремя прилагательными вы бы могли себя охарактеризовать?

— Человек подобен ветру — сегодня он один, завтра другой, послезавтра третий... Тоника и доминанта его характера постоянно меняются, в зависимости от погоды, настроения, окружения и целей. Поэтому на этот вопрос ответить сложно.

— Когда-нибудь задавались вопросом, почему вы — это вы? Нашли ответ?

— Этим вопросом человек задается издревле, и никак не может найти ответа, задавался им и я. Могу ответить только цитатой моего героя Альфреда из оперетты Штрауса «Летучая мышь»: «Я — просто я».

— Все течет, все меняется — так говорят... Сильно ли вы изменились с... детства? Ваши временные вехи?

— За время работы в «Зазеркалье» было создано множество ролей. Каждая непохожа на предыдущую. От своих героев я беру как хорошее, так и плохое. Изменился ли я с детства? Да. Ушли искренность, простодушие и открытость. Черты, которые мне очень бы хотелось вернуть. Человек, взрослея, очень часто теряет их, потому что боится оказаться высмеянным. А зря.

Временные вехи?.. Пока только две... Первая — это Казанский период — период юности, время знакомств, веселых пирушек и приключений. Вторая — веха «Зазеркалья», веха большой театральной семьи, со своими проблемами праздниками, поражениями и победами.

— Каким вы видите себя?.. Не будем забегать далеко вперед... В будущем году?

— Пожалуй, отвечу репликой Нарцисса: «Огонь и воду я прошел. Теперь душа просит медных труб, а, точнее, фанфар от композитора Орфа».

Дочитали? А Вас уже ждёт на поэтической странице...
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More