Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью с Людмилой Мартыновой о времени и о театре.

Театр нужен для того,чтобы мы не встали на четвереньки, а дети наши и внуки не полезли на деревья.

Персона

▓▓▓ Людмила Мартынова

Режиссёр, педагог, кандидат искусствоведения

Закончила аспирантуру ЛГИТМиКа по специальности «Режиссура и мастерство актера» (научный руководитель — Г.А.Товстоногов). Проходила стажировку в БДТ (1968-1983), МХАТе и ГИТИСе (1986). Автор-составитель сборника «Роза Сирота» (2001) и один из авторов книги «Георгий Товстоногов. Репетирует и учит» (2007).
Основатель и художественный руководитель Санкт-Петербургского «Классического театра». Вместе с засл.арт. России Л. Мозговым ведет актерский курс на театральном факультете Балтийского института.

страница в контакте
группа «Классического теастра» в контакте

art

— Кого сейчас больше — «сестер» или «наташ»?
— К великому сожалению, «наташ», поэтому и надо спасать «сестер».

— Людмила Николаевна, вообще, зачем нужен театр?

— Мне кажется, что Театр — это не здание, не штат его актеров, режиссеров и сотрудников.Театр — это состояние души. Нужен он для того,чтобы мы не встали на четвереньки, а дети наши и внуки не полезли на деревья.

— Почему вы создали «Классический театр»? Это Ваш ответ девальвации искусства в современных интерпретациях?

— «Классический театр» — это моя мечтовая идея, пришедшая в душу пяти лет отроду. В 1990 году, когда все начиналось, возникла осознанная необходимость сохранить то, что дали мне великие учителя:Георгий Товстоногов и Роза Сирота. И передать это тем, кому быть может это нужно.Чтобы не прервалась нить. К тому же, Вы правы: видя что происходит вокруг, невольно возникает желание плыть против течения.

— «Классический театр» — это и Станиславский, и Гротовский. Расскажите об этом синтезе.

— Это попытка сохранить традиции русского психологического театра. По способу актерского существования мы молимся на Станиславского. По постановочным делам — идем за Ежи Гротовским. В этом уникальность нашего театра. Другими словами — соединение традиций и новаторства. Открытий прошлого, настоящего и желание заглянуть в будущее. Двадцатитрехлетняя жизнь нашего театра, уже преданный свой зритель, многочисленные гастроли по стране и за рубежом, признание и похвалы критиков, искусствоведов и просто людей искусства, а, главное, зрителей — дают силы жить. Ведь по большому счету, главное — остаться не на газетных полосах, а в душах людей.

— Куда пропали режиссеры-личности? Почему современное искусство часто выглядит общей бесформенной безличной массой? Как поднять планку художественного уровня постановок?

— Режиссеров-личностей рождало ВРЕМЯ. Какое время,такие и режиссеры. Как это не парадоксально, но тоталитарному  государству театр был нужен, а демократическому — нет (по меткому замечанию Александра Сокурова). Не нужен театр — не нужны и режиссеры. Есть ли надежда? Есть! Как говорит сценарист Юрий Арабов: «В отдельно взятой траве». В траве по имени Петр Фоменко, Сергей Женовач, Евгений Каменькович.

— Расскажите о своих учителях.

— Один из них — режиссер-философ Георгий Товстоногов, народный артист СССР, доктор искусствоведения, профессор. Принадлежит к школе Станиславского и вместе с тем опирается на всю прошлую и современную культуры театра. Мощная и оригинальная личность Товстоногова самобытна и максималистки требовательна. Больше всего в профессии ненавидел дилетантизм в любых его проявлениях. Всех, с кем работал, любил. Болезненно переживал уходы сотворенных им актеров и режиссеров. Создал свой театр и руководил им более 33 лет. В театре был непререкаемым авторитетом. В жизни — одиноким и чрезвычайно доверчивым. В активе Товстоногова-педагога целое поколение известных актеров и режиссеров в России и за рубежом.

Еще один педагог  — театральная легенда России Роза Сирота. С ее именем связано появление всех лучших спектаклей Георгия Товстоногова, а так же звездные имена Иннокентия Смоктуновского, Татьяны Дорониной, Сергея Юрского, Александра Калягина, Людмилы Чурсиной, Людмилы Максаковой. Несколько широко известных в России фильмов созданы Сиротой на телевидении и в кино. Она проводила мастер — класс по театру Чехова в Оксфордском Университете, ставила спектакли (совместно с Георгием Товстоноговым и Олегом Ефремовым) во многих городах мира.

— Кто ваши родители? Вы из театральной семьи или пришлось пробиваться наперекор судьбе?

— Семья не театральная. Но дед — историк, преподаватель ленинградского Университета, профессор, доктор наук. Всю жизнь занимался Пугачевым и русской историей того времени. Мечтал передать мне свою профессию, свой архив и свою библиотеку, но не случилось. Бабушка — Бестужевка, преподаватель русского языка и литературы. Отец — инженер. Мать посвятила себя семье. Пробивалась я сама. К 50 годам, наконец, пробилась, кажется. Судьба сдалась...

— Вершинин в «Трех сестрах» говорит, что через 200 лет жизнь на земле станет значительно лучше. Сто лет уже прошло. Как Вы думаете, сбудется это пророчество?

— Все зависит от человека, это мое глубокое убеждение. Поистине:«Царство Божие внутри нас». Мы сами творцы своего счастья или несчастья. Все дело в Выборе. Поэтому Вершинин прав настолько же, насколько не прав.

— Кого сейчас больше — «сестер» или «наташ»?

— К великому сожалению «наташ». Потому и надо спасать «сестер».

— Через год у Вас выпуск актерского курса в Балтийском институте. У Вас есть опасения за творческую судьбу ребят в нынешних условиях? Вы дали им необходимый запас прочности? Станут ли они «звездами»?

— Опасения не дают спать. Запас прочности пытаемся дать, но они пока не могут понять, что живут в оранжерее. Под голубыми небесами все совсем не так. «Звездами» станут, если очень захотят и от многого в жизни откажутся.

— Какой оптимальный способ обучения режиссуре?

— Любовный. Через любовь к профессии, людям, Богу.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More