Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью с главным редактором издательства Ивана Лимбаха Ириной Кравцовой.

Издательство выпускает около пятнадцати наименований книг в год и старается составить пестрый, ориентированный на разные читательские интересы репертуар. Это пропущенные классики, хорошие современные писатели, не замеченные крупными издательствами, литература non-fiction.

art

Да, в некотором роде интеллектуальная литература «ушла в катакомбы» — в салонные продажи.

— Ирина, Вы довольны участием в Санкт-Петербургском книжном салоне-2013?

— Книжный салон порадовал тем, что вход был бесплатный, поэтому были очень заметны две категории посетителей — молодые и пожилые люди. У нас была очень хорошая торговля, книги прошлых лет издания мы продавали со скидками, новинки стоили дешевле, чем в магазинах, и это хорошо сказалось на продажах.

— Согласны ли Вы с позицией, изложенной в материале «Акунин неважный. А Вишневский?», написанном по впечатлениям о прошедшем книжном форуме?

— Там сказано, что «большая талантливая литература часто остается за бортом современности». Может быть, дело в том, что Интернет, предоставив широкие возможности для самовыражения, исказил понятие авторства, и люди, публикующие свои произведения в виртуальной среде, но получившие отказ в том или ином издательстве, чувствуют себя «за бортом»… Если автор настоящий — его обязательно напечатают. Но сейчас быть писателем гораздо труднее, чем в стране, где членам профессионального сообщества государство оказывало разнообразную поддержку взамен на лояльность. И вкусы должно поддерживать не государство, а сообщество квалифицированных читателей и писателей. Они — сообщающиеся сосуды, и мера ответственности тех и других одинаковая: одни отвечают за слово, другие — за его распространение.

— Вы считаете, что надо развивать не только читателей, но и авторов? В плане чего?

Если ты работаешь над созданием собственной личности, исходя из той искры индивидуальности, которую в себе несешь, — ты осуществляешь индивидуальный выбор, повышая планку, усложняя и расширяя свой круг чтения, пользуясь соответствующими рекомендациями.

— Автор не может не быть читателем, и литература для него — хлеб насущный. Развивать можно только ребенка, взрослый человек развивает себя сам, осуществляя выбор. Литература представляет для этого ни с чем не сравнимые возможности. Прежде всего, она расширяет эмоциональный опыт, страшно суженный в наше время.

Если тебе важно быть «как все», читать (смотреть, слушать) то, что читают все, — ты идешь к полкам с бестселлерами. Если ты работаешь над созданием собственной личности, исходя из той искры индивидуальности, которую в себе несешь, — ты осуществляешь индивидуальный выбор, повышая планку, усложняя и расширяя свой круг чтения, пользуясь соответствующими рекомендациями. В число экспертов входят, безусловно, и независимые издательства, которые относятся к авторам с большим разбором.

— Не находите ли вы, что российские издательства в большинстве своем предпочитают руководствоваться вкусами невзыскательной публики или все же они уже присматриваются к интеллектуальному сегменту?

— Главное — чтобы к «интеллектуальному сегменту» присматривался читатель. Конечно, если видные места в магазинах занимают «50 оттенков серого», к интеллектуальной литературе пробиться бывает нелегко. А еще из общественной жизни (начиная со школьных уроков литературы) ушла дискуссионность, писатели пропали из радиоэфира и с экранов ТВ — ведь должны быть площадки для обсуждения прочитанного. Интернет — лишь одна из них.

В условиях коммерциализации самого процесса продаж, когда требуется плата за выкладку книги на видном месте, один из важнейших помощников в распространении информации о наших книгах — «сарафанное радио», которое и работает наиболее продуктивно именно в пространстве Интернета. Так что дело не столько во вкусах (вот вкус то как раз хорошим чтением и воспитывается), сколько в информированности — простом знании, где и какие книги издаются. Да, в некотором роде интеллектуальная литература «ушла в катакомбы» — в салонные продажи. Узнавайте об этих прекрасных начинаниях на сайтах издательств в разделе «где купить». Петербуржцы, безусловно, должны знать небольшие, но великолепные по своему репертуару магазины «Порядок слов», «Все свободны», «Мы», «Книжный окоп».

— В чем Вы видите основные отличия книгоиздательского дела, литературного процесса за рубежом и в России?

Отличие книгоиздательского дела на Западе, на мой взгляд, в том, что он более  сбалансированный в экономическом отношении: нет такой диспропорции между издательскими затратами и ценой книги.

— Мировой литературный процесс гораздо более интенсивный. Когда бываешь на книжной ярмарке в любой другой европейской стране, то видишь прежде всего огромный людской поток, да и ярмарочные площади иногда в десятки раз превышают те, что имеются не только в Петербурге, но и в Москве. Это значит, книжный рынок имеет воспитанную заинтересованную аудиторию. Причина, по-видимому, заключается в том, что авторы чаще встречаются с читателями, пространство литературной критики широкое и разработанное, а художественное слово не подверглось обесцениванию.

Отличие книгоиздательского дела на Западе, на мой взгляд, в том, что он более сбалансированный в экономическом отношении: нет такой диспропорции между издательскими затратами и ценой книги, между ценой книги и доходами потенциального читателя — книги в Европе стоят дороже, но одновременно, в силу более высоких доходов населения, они доступней по цене, чем у нас.

— Как Вы считаете, в России много издательств или недостаточно? А книжных магазинов?

— Много издательств не бывает. А вот магазинов мало, особенно вдали от Москвы и Петербурга. В каждом крупном городе должен быть хотя бы один независимый магазин. Я помню, как мы не смогли уговорить товароведов трех петрозаводских магазинов взять на продажу книги польского писателя Мариуша Вилька, жителя Петрозаводска, двадцать лет пишущего о русском Севере...

— Да, печально. А что влияет на Ваш выбор издавать ту или иную книгу? Если к Вам придет никому неизвестный автор, не имеющий средств, но Вы увидите, что его вещь талантлива, Вы рискнете издать тираж?

— Книги к изданию, как правило, рекомендуют либо специалисты в той или иной области знания, либо зарубежные издатели и литагенты, либо переводчики, то есть люди, мнению которых доверяешь. Если к нам придет талантливый автор, не имеющий средств, мы напечатаем его рукопись как обычно (за редким исключением) издаем наши книги — за счет собственных средств. Поддержка культурных институций распространяется в основном на оплату переводов.

— Кто из российских авторов, на Ваш взгляд, работает в русле современных мировых тенденций?

— Я не очень понимаю выражение «мировые тенденции» — ведь по-настоящему талантливый писатель ярко-индивидуален. Из наших писателей мне интереснее всего читать Александра Иличевского, в его произведениях интеллектуальность сочетается с душевной чуткостью. Романа Сенчина ценю за честность и остроту боли. Но вообще-то я не очень верю современной прозе и особенно меня печалит ее хладнокровность.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More