Cпектакль-квартирник по Достоевскому

За многовековую историю сценического искусства, кажется, опробованы все формы. Но нет предела поиску.

«Классический театр» играет «Сон смешного человека» в мансарде жилого дома на Петроградке. В роли Смешного — Леонид Мозговой, известный зрителям по сокуровским фильмам. В свое время петербуржец Борис Майзель был так поражен спектаклем, что написал по поводу него целую книгу — «Театр и несть ему конца».

В небольшую команту помещается от силы 20 зрителей, их рассаживают вдоль стен. Смешной, как назвал его писатель (именно так именуется и сам спектакль) — практически единственный персонаж на площадке. Если не считать служанки, которая принимает и провожает гостей-зрителей, обращаясь к ним, как это было принято в XIX веке, «сударь», «сударыня».

Есть еще незримые персонажи, существующие в пересказе героя. Бедная девочка-нищенка, которая причитаниями отвлекает Смешного от задуманного самоубийства, жители неведомой планеты из его фантазии. Впрочем, называть их «незримыми» неверно. Кажется, придуманный Достоевским текст рождается прямо здесь, в нашем присутствии. И все, о ком рассказывает Смешной, — вот они, рядом с нами. Даже более того — это мы сами.

Девочка, которая вдруг возникла в роковую минуту, — мы. Наивные инопланетные жители, которых Смешной «совратил», научив их лгать, — тоже мы. Привычные законы театра нарушаются. Исчезает так называемая «четвертая стена» — защита актера. Как будто образуется некая совокупная нервная система «актер-зрители». И здесь парадоксальным образом соединяются и система Гротовского, где актер — единственное выразительное средство, и классический театр Станиславского, где важна сама обстановка, куда помещен герой.

«Смешной» поочередно касаясь ладонями каждого зрителя, произносит: «Так это просто: главное — люби других как себя». «Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья — выше счастья» — вот с чем бороться надо!»

Комната Смешного насыщена предметами вплоть до настоящей печи. А появляется он из сундука, который затем постоянно перемещается туда-сюда, герой даже ездит на нем верхом. Такой вот неожиданный символ подполья, из которого жаждут вырваться многие герои Достоевского. Ведь они живут в мифической действительности, которую сами же и создали. Каждый предмет — миф. Каждый человек — миф.

Сегодня люди тоже живут мифами. Например, самый распространенный из них — о всесильности денег. Сундук может восприниматься еще и символом нынешнего андеграунда — где-то на задворках приютилось настоящее искусство. А сам образ Смешного вызывает аналогии с современным художником (поэтом, писателем, артистом и т.д.), идущим своим путем и кому-то кажущимся сумасшедшим. Скажем, с позиций «гламура» он может быть и смешон, и нелеп.

На самом деле, пройдя через катарсис фантастического сна, он обретает дар нового слова. Поочередно касаясь ладонями каждого зрителя, произносит: «Так это просто: главное — люби других как себя». «Сознание жизни выше жизни, знание законов счастья — выше счастья» — вот с чем бороться надо!» — к такому выводу он приходит.

И зрители проделывают тот же путь. Создатели «Смешного» (режиссер Людмила Мартынова) даже продумали такой ход как маршрут до мансарды.  Зрители первоначально встречаются в обусловленном месте, затем их ведут через несколько улиц до дома, где располагается жилище Смешного. Обычный питерский двор-колодец. Во дворе, перед тем, как подняться по лестнице, — вступительное слово.

В течение 16 лет сыграно почти 900 спектаклей. Жители подъезда в разное время по-разному относились к такому необычному соседству. Случались комедийные ситуации. Однажды Людмила Мартынова спустилась в нижнюю квартиру, чтобы позвонить — тогда еще не было мобильников, а в очередной раз порвалась какая-то труба.

Пока ждала ответа аварийки, завязался разговор с жильцами. Они спросили: «Вы знаете, в каком доме живете?» И рассказали, что здесь жил Федор Михайлович Достоевский, а теперь здесь работает театр его имени. На самом деле здесь жил Леонид Павлович Мозговой, почему и возникла идея играть в его же жилище. Поистине, потребность в мифах неисчерпаема!

После спектакля ухо уловило молодежный сленг: «Это круто!». Это настоящее петербургское чудо, добавил бы я. Смотрите, слушайте Смешного. Так это просто…

Классический театр, группа в контакте
вики о Леониде Мозговом

Добавить комментарий