Светлана Крючкова в Смольном соборе с программой «Два поэта — две судьбы»

Может ли в наше время протестная гражданская поэзия собрать зал в 1000 человек?

Мне казалось, что это может только какое-нибудь глупое шоу. Но недавно убедился в обратном. На выступлении Светланы Крючковой в Смольном соборе «Два поэта — две судьбы» был полый аншлаг. Это при том, что средняя цена на билеты — 500 руб. Значит, гражданам уже не кажется сомнительным тратить такие деньги на поэтический вечер не «гламурной дивы».

Вечер начался с чтения неизвестных широкому кругу стихов Марины Цветаевой с прямыми выпадами против диктаторов. И с болью от покорности граждан:

А Бог с вами!
Будьте овцами!
Ходите стадами, стаями
Без меты, без мысли собственной
Вслед Гитлеру или Сталину,

Являйте из тел распластанных
Звезду или свасты крюки.

Крик души, растоптанной войнами, диктатурой, выражался в стихах Цветаевой столь яростно, что временами они звучали как манифест. Столь же неожиданными оказались стихи Цветаевой о Германии. В начале века строки к ней наполнены искренним сочувствием (шла первая мировая война):

Ты миру отдана на травлю,
И счета нет твоим врагам.
Ну, как же я тебя оставлю?
Ну, как же я тебя предам?
И где возьму благоразумье
«За око — око, кровь — за кровь»?
Германия, мое безумье!
Германия, моя любовь!

После агрессии, совершенной Германией на Чехию в 1939, страстная любовь превращается в страстную ненависть:

Выстрела треск.
Треснул — весь лес!

Пока пулями в немца хлещет —
Целый лес ему рукоплещет!

Мастерство Светланы Крючковой стерло условность времени. Казалось, стихи написаны сегодня и обращены к нынешним властям. Это ощущение усилилось при возникших помехах с микрофоном — как будто сами устроители вечера испугались поэтической «фальсификации истории». Впрочем, помехи звука, как оказалось, были обычной недобросовестностью техников. Безусловно, обрывающийся звук нервировал актрису. «Непонятно, зачем мы три часа репетировали и все отстраивали. И это в Петербурге, а не в Нефтеюганске!» — негодовала она, сокрушаясь, что ей, как представителю старой мхатовской закалки, странно лицезреть подобный непофессионализм.

Во втором отделении прозвучало много «малоизвестных» произведений Анны Ахматовой, напечатанных лишь через 20 лет после ее смерти. Особенный акцент был сделан на родстве и схожести казалось бы столь не похожих поэтов как Марина Цветаева и Анна Ахматова. Прозвучал и стихотворный диалог двух поэтесс — в их посвящениях друг другу и нескольких удивительно синхронных по смыслу произведениях. Основной мотив «схожести» — обличение сильных мира сего. И тех, кто им потакает. В этом мотиве два равновеликих голоса как будто вторят: тираны и их приспешники во все века творят одно и то же черное дело!

Это те, что кричали: «Варраву!
Отпусти нам для праздника», те,
Что велели Сократу отраву
Пить в тюремной глухой тесноте.

Им бы этот же вылить напиток
В их невинно клевещущий рот,
Этим милым любителям пыток,
Знатокам в производстве сирот.

А.Ахматова. «Защитникам Сталина»

В финале вечера прозвучал Ахматовский «Реквием». Ощущение от него было многократно усилено полусумрачным залом собора и одиноким ударам колокола с завыванием ветра, сопровождавшими чтение. Впечатленная публика долго не могла выйти их некоего поэтического транса, потому покидала собор почти в полном молчании.


Напомним, что Светлана Крючкова снялась в документально-художественном фильме об Анне Ахматовой — «Луна в зените» (реж. Дмитрий Томашпольский). О ее роли в фильме Кшиштов Занусси сказал: «Я не знал этого поэта, но я вижу, что по экрану ходит не артистка, а поэт Ахматова».

сайт Светланы Крючковой,
интервью актрисы на радио «Эхо Москвы»
наследие М.Цветаевой и А.Ахматовой
о фильме «Луна в зените»

Добавить комментарий