Роман Дымов станет метеоритом

Как стебутся в Карелии? Леонид Прокофьев и Роман Дымов пытают вопросами и прикалываются вместе с гостями старейшего петрозаводского питейного заведения «Кивач».

В кафе теперь аншлаг — специалисты считают, что на хороший юмор люди так же быстро подсаживаются, как на хороший кофе.

По весне приеду в Карелию снимать падение метеорита, то есть мы его искусственно сделаем. — И это буду я! — почему-то резюмирует Рома.

21 февраля 2013 года ваш покорный слуга и редактор Солнечного города Люстгальма по чистой случайности оказался вечером в «Киваче». И это был четверг. И это была программа «Ром и кофе» с Прокофьевым и Дымовым. Как раз днем встретились с Натальей Ермолиной, поболтали. Результатом «болтовни» стала ее статья на karelia. ru о моем новом кинопроекте. Она же и спровоцировала меня вечером заглянуть на «Ром и кофе», предупредив, что там — стеб над всем.

Надо сказать, что я находился на своей малой родине, отдыхая от темпоритма Северной столицы. Но уж на таком мероприятии по- журналистски зачесались руки, и я открыл on-line трансляцию (она выкладывалась в «контактной » группе «Lustgalm. ru. Интернет-журнал»). Как же теперь стебутся в Карелии? И возможно ли здесь такое, учитывая сдержанный нрав обитателей «края непуганных птиц»? Оказалось, за время моего отсутствия карелы значительно повеселели.

Леонид Прокофьев, Роман Дымов.

В тот вечер, на который я попал, должны были «терзать» Гольденберга, директора карельского краеведческого музея. А начали Прокофьев и Дымов с того, что  высматривали, кто же за столиками. И не просто высматривали, а при этом отмачивали пикантности.

Вот, например, «Родительский контроль» — группа, которую представляет некий Мирослав. Группа борется с педофилами.

— А ты какую роль выполняешь? — допытываются ведущие, — роль приманки? — Нет, на приманку я уже не подхожу, — отшучивается Мирослав. — Ну, смотря для кого! — звучит с подиума.

Итак прошлись практически по всем столикам. Тут вдруг слышу в свой адрес: — гость из любимого северного города. Вижу, Роман идет ко мне с микрофоном. А Леонид со сцены улыбается: — А, на проспекте Ленина заведение было…

Значит, помнят «лунного» Андрея, да еще и зал аплодирует — удивительно! (Это когда-то я открыл первый в Карелии эзотерический центр под названием «Северная Луна», а потом закрыл и уехал в Питер).

— И кто же вы теперь?— микрофон возле моего рта.

— Фрилансер: пишу, видео на заказ делаю, — отвечаю как есть. — Свадьбы? — Нет, снимаю веселые мероприятия банкиров.

Глаза Романа загораются:— Ведущие там нужны?

Я продолжаю рассказ:— И еще авторское кино снимаю, вот по весне приеду в Карелию снимать падение метеорита, то есть мы его искуственно сделаем. — И это буду я! — почему-то резюмирует Рома, возвращаясь к коллеге на сцену.

Анастасия Сало.

Признаться, о таком варианте падающего на землю небесного тела я как-то не думал. Возможно, тело Романа хорошо натренировано… Посмотрим.

За этими мыслями пропускаю ряд вопросов к очень интересной девушке по имени Анастасия Сало. Ухо улавливает, что она — «член правления молодежного союза композиторов Финляндии». Настя незакомплексованно устраивается между ведущими и сообщает, что ждет глупых вопросов. Ведущие оглашают некоторые из тех, что поступили предварительно В Контакте (такое правило к анонсированным гостям).

Вопрос от некоего Романова: — Почему у Вас такая украинская фамилия? — Что бы было чем кормить людей с царскими фамилиями, — не растерявшись, бойко отвечает Настя.

Кто-то спрашивает из зала, очень ли «тормозную» музыку пишут композиторы Финляндии? Настя отвечает: — Такую же как и карельские. Но наша карельская школа более академическая, а финны отходят от нее. Они сильно экспериментируют, чего бояться наши.

— Кем вы приходитесь композитору Синисало? Настя: — Сини отвалилось, осталось одно сало. Я только родственник по профессии.

Да, Анастасия Сало за словом в карман не лезет! И ее сюрприз для программы «Ром и кофе» — конечно, сало в шоколаде.

Наконец, появляется Гольденберг. Со сцены вопят:— Зверюга, зубр, зубастая акула — Михаил Леонидович Гольденберг!

Вот уж хорошенькое представление для директора! Но Гольденберг абсолютно не возражает против «зверюги». —  Завтра мне 60, — объявляет он. Зал аплодирует. Ведущие готовы подкузьмить: — Все будут поздравлять, может быть, и Киркоров. — Нет, если будет Киркоров, то без меня… Рано утром меня поздравит… — Худилайнен! (то бишь губер Карелии). — Коллектив музея!

Михаил Гольденберг.

Из-за столика поднимается женщина, представляющаяся Леной Фоминой: — Каково руководить национальным музеем человеку, по фамилии к Карелии не принадлежащему? — Моя фамилия переводится как «золотая гора», я никому золотых гор не обещаю, я сам золотая гора. В Финляндии меня называют «куулто вуори». — А по карельски? — Ну. понимаете, в Карелии с золотом сложно… По армянски «воскесарян», по шведски «гульдбери», по японски — «кинкояма». Руководить с такой фамилией надо глубоко дыша…

— Какие ощущения от службы Родине? (дело происходило накануне 23 февраля). Гольденберг: — У меня есть форма дивизии СС «Норд», крепкая такая, влагоустойчивая. Наскольтко через вещи я понимаю смысл победы… Ведущий спохватывается: — Да. что вы, народ выпил, стоит ли заводить эту тему?

Гольденберг умело сворачивает: — Это форма показывает, кого мы победили — первоклассного врага.

Спрашивают, тяжело ли было отказаться от преподавания истории в пользу директорства? (Гольденберг — кандидат исторических наук). — Я по субботам грешу, — невозмутимо отвечает он, — преподаю методику преподавания истории.

И дальше пошли немыслимые откровения. — Я вообще до двух часов дня привык жить с учениками… — Осторожнее, у нас в зале представители группы по борьбе с педофилами.., — напоминают ведущие. — А, вы так подумали? Да, сейчас по телевидению и в газетах такая грязь — учителя живут с учениками, а я, говорю своим бывшим ученикам: никогда не смел к вам прикоснуться… Ведущий: — и все так сразу: вя… — Одна ученица сказала мне: ну и зря. Я ей ответил: и сейчас не воспринимаю вас как женщин, вы — дети мои. И тут все хором: ну, и зря!

Гольденберг и сам непрочь позадавать вопросы, как краевед он ведь много знает: — Что чаще всего находили в подвале нашего музея при ремонтах?

Какая-то женщина выкрикивает: — карты! Гольденберг снисходителен: — Ты просто недавно была у меня на экскурссии. Да, чиновники, дореволюционная зараза, любили рубиться в карты!

— У вас есть любимый в музее артефакт? — Есть визитная карточка, на ней написано: Николай Богоявленский, учитель. И все! Это в начале 20 века. Без всяких званий, и тогда это имело вес. Сейчас с такой визитной карточкой было бы сложно жить.

И весьма сложно, согласились бы мы, учитывая, что в школьных программах хотят запретить сатиру, например, сказки Салтыкова-Щедрина. В таком случае, да здравствует стеб!

страница в контакте Леонида Прокофьева
страница в контакте Романа Дымова


Леонид Прокофьев, Роман Дымов

Ведущие еженедельной программы «Ром и кофе», г. Петрозаводск

Они перепробовали на вкус все площадки и сцены Петрозаводска (и не только), их загоняли в форматы — эти черти разрушали все рамки и продолжали скитаться, Они всегда жаждали чего-то своего… И вот теперь решили взяться за «Кивач». Но уже дуэтом.

Леонид Прокофьев — эксведущий Русского радио, ведущий праздников-корпораты-фестивали-официозы-НоНеСвадьбы, телеведущий Сампо ТВ, актёр Нацтеатра.

Роман Дымов — телеведущий телеканала «Сампо», ведущий радиостанции Ретро fm на Онего. Тут всё наоборот, свадьбы-свадьбы-свадьбы… юбилеи, корпораты, одним словом — заказывайте! А так: педагог-музыкант по образованию… а по своей натуре просто душевный собеседник…

Добавить комментарий