Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Александр Волков создаёт культуру русского танца, в его мифологии «демон» представляет проявление свободы воли и сверхчеловека. Перед кем он испытывает благоговейный трепет? И к чему призывает людей?

Персона

Александр ВолковАлександр Волков

Танцор, хореограф

Танцевать Александр начал в девять лет. Преподавательский стаж тринадцать лет. Автор и разработчик нового танцевального стиля Fusion.

Достижения: Создатель, хореограф-постановщик и участник танцевального светового шоу Te-Kari. Основатель, руководитель школы танцев Te-Kari. Cуперфиналист самого популярного, всемирно известного танцевального шоу «So You Think you can Dance» (Ukraine Version) top 4 (2012 г). Лауреат 1, 2 степени разных чемпионатов, конкурсов.

Неоднократно выступал и выступает в качестве судьи на различных популярных танцевальных конкурсах.

школа танцев «Тэ-Кари»

Журналист

hrustalev-dmitrijХрусталёв Дмитрий

Журналист, дизайнер

Основатель веб-журнала «Солнечный город Люстгальм» и его постоянный ведущий.Биография.

+7-965-287-62-28 hrustall@gmail.com

art

Модель — Александр Волков, фотограф — Олег Рудин, дизайн — Алазар Маевский, художник — Алина Белова, костюм — Ателье «Art- Look» и Алазар Маевский.

…мы в состоянии сделать себя мощнее, сильнее, выносливее. Для чего? Да потому, что в нас заложен этот вектор саморазвития, это наша природа, наша врожденная алчность.

— Александр, у вас яркий запоминающийся стиль. Где начало этого пристрастия? Где-то в детстве? В дарк-тусовке Питера?

— Нет, не в Питере. Все гораздо раньше. Я танцую двадцать лет и за свою танцевальную деятельность сменил несколько городов. Если оглянуться назад, то с трудом вспоминаешь в каком же именно городе. Наверное, в Москве. Когда еще бальными танцами занимался, мое танцевание начало принимать другой оборот. Точнее мое сознание. В Питер я приехал пять лет назад с уже сформировавшимся стилем Фьюжн.

— Внешние атрибуты у вас готические, а стиль своего танца вы называете фьюжн. Почему не готика? У готической субкультуры есть сложившийся стиль танца, или его еще создавать нужно?

— Так Fusion и основан на готике, киберготике. А какой сложившейся стиль танца у готической культуры? (Улыбается) Профессионального — нет и его нужно создавать, точнее развивать.

— Ваша вовлеченность в готическую культуру — это, в первую очередь, коммерческий интерес или нечто большее?

— Странно, если бы это был коммерческий интерес. Если бы я хотел коммерцию — я б, наверное, в хип-хоп культуру был вовлечен, потому что там гораздо больше денег, больше возможностей — что в плане хореографии, что в плане атрибутики. Увлечение готической культурой... это, прежде всего, философия, философия танца.

— У вас есть школа танца. Как давно она существует? Как пришло желание учить?

— Да, школа танца есть. Существует... восемь лет. Она переезжала вместе со мной. Раньше я хотел иметь свой основной состав. Поэтому набирал детей на обучение. Мне всегда хотелось натренировать состав, который поднял бы город на уши (Улыбается). Что и произошло в Братске. Но потом из этого состава создалось нечто большее. И у меня появилась своя команда.

— Как переносит вашу занятость Наталья Волкова? Как влияет шоу на личную жизнь, на семью?

— Да Наталья сама занята нехило так. Нас все это объединяет, так как у нас общее дело, интересы. В шоу жена меня поддерживает всеми силами, недавно флеш-моб организовала. И поэтому в плохую сторону никак шоу не влияет. Наоборот, вдохновляет. Правда, малыш, когда видит папу по телеку, говорит: «Мама!» Забыл уже слово папа. (Смеется)

— Как ваша известность влияет на школу? Легко ли в нее теперь попасть?

— В школу танцев попасть легко. Пока особо никак не влияет. Может повлияет, когда вернусь.

— Проект на ТНТ — не первый... Как оцениваете опыт участия в таких шоу? Расскажите о самом важном для вас открытии, решении или событии на шоу.

— Шоу такого формата — это возможность показать себя, заявить о себе на всю страну. Так, чтобы люди всей страны могли просто в свободном доступе оценить тебя. События — это погружение в абсолютно другой мир хореографии нежели создаю я, пересечение с огромным количеством хореографов с мышлением другого полета. Я обычно с этим не сталкиваюсь. И для меня это глобальное событие.

— И расскажите о самом большом разочаровании.

— Поначалу разочарованием было то, что нас, танцоров, всерьез не воспринимали, то есть воспринимали, как такой материл, из которого пытались что-то слепить. Они были из-за стены, из-за которой видят нас так: вот человек — он манекен, на него надеть парик, бороду, костюм алкоголика — пусть пляшет линди—хоп. А мы со своей стороны: что вы идиоты, ничего не понимаете, сидите по сорок лет в какой-то дыре и в своих театрах свою хрень делаете. Это действительно очень расстраивало.

Через некоторое количество времени это давление ослабло, и мы стали проявлять большую инициативность, больше «себя» стало в номерах, в образах и во всем. Мы тоже отказываемся от наших стереотипов и приходим все вместе к какому-то результату. Мы идем навстречу друг другу. И это хорошо.

— Образы, которые вы представляете на сцене, кто это? Демоны, духи, люди? Вы можете вкратце описать отличие этих существ от нас, простых смертных?

…наша врожденная алчность. Она есть в каждом из нас, и только от нас зависит, проявится ли она как алчность денег, алчность власти, алчность знаний или алчность искусства.

— Все мои образы роднит идея сверхчеловека. Я часто изображаю темную сторону, в том числе и через демонические образы, различных киборгов. Все это образы сверхчеловека, на ранних эпохах или на эпохах будущего. Усовершенствованная нами модель, превзошедшая божественную «технологию» — человеческое тело. Это тоже большая степень свободы, стремление к совершенству вопреки установленным правилам. Здесь имеет место не то чтобы отличие... Я пытаюсь образами сказать, что мы в состоянии сделать себя мощнее, сильнее, выносливее. Для чего? Да потому, что в нас заложен этот вектор саморазвития, это наша природа, наша врожденная алчность. Она есть в каждом из нас, и только от нас зависит, проявится ли она как алчность денег, алчность власти, алчность знаний или алчность искусства.

— Если вам выдастся шанс встретиться со сверхчеловеком, лицом к лицу в реальности. Какие бы отношения с ним вы строили? Кто вы для него, а он для вас?

— Если бы я встретился со сверхчеловеком, то, мне кажется, ему бы до меня не было никакого дела, потому что люди — существа более низкого порядка. Я не думаю, что получились бы какие-нибудь отношения, нас бы ничего не связывало с тем существом, которое бы имело такие цели, такие задачи и такие возможности. Касательно моего отношение к нему — это, конечно, было бы восхищение, трепет. Наверное, да... Благоговейный трепет — вот так назовем.

— Если уж существует мир «темных», значит есть и мир «светлых». Вы общаетесь со «светлыми»? Если вас можно отнести к демоническому типу, есть у вас друзья ангельского типа?

— Конечно, есть. Но большую часть своего творчества я сочетаем, так скажем, с людьми демонического порядка. Потому что подобное притягивает подобное. С людьми, которые танцуют ангелочков, как-то не очень соединяет... Все такое легкое и все такое хорошее — мне оно кажется пресным или наоборот сладким, но абсолютно ровным. Эти банальные эмоции, банальные надрывы, человеческие переживания — мне все это кажется привычным, стандартным и это уже меня не цепляет.

— Для вас существует вечная война между «темными» и «светлыми» — борьба добра и зла? Или это сказки? Какова реальность?

Демон — отнюдь не скованный своей злобой персонаж. Он — проявление свободы воли, существо, имеющее право выбора и смелость этот выбор сделать.

— Я немного по-другому отношусь к этим понятиям. У нас принято считать, что Дьявол — абсолютное зло. Но затрагивая эти вопросы, я пытаюсь создавать более объемную картину мира, показывая Тьму, без которой невозможно познать Свет. Кроме того, в моей мифологии Демон — отнюдь не скованный своей злобой персонаж. Он — проявление свободы воли, существо, имеющее право выбора и смелость этот выбор сделать.

В Свете же выбора нет. Ведь право поступать как угодно — весьма условно, когда ты знаешь, что за нарушение «правил» тебя покарают адом. И все же, мне кажется, праздно пребывать в Свете — гораздо хуже, чем целенаправленно строить систему во Тьме.

— Вот закончится шоу, облетят конфетти, пройдет пару лет... Нужно будет новое шоу? Какой план?

— Пока я не забегаю на несколько лет вперед. Закончится это шоу — осмыслю, вернусь к своим проектам, сделаю парочку новых.

— Вы думаете о своей старости? Танцевать на восьмом десятке лет будет невозможно, чем планируете ее наполнить?

— Подумываю... Будут танцевать мои дети (Улыбается). А я их тренировать. И книгу писать...

— Вы действительно желаете внести в танцевальную культуру России новое или это газетные утки, преувеличения?

В русской танцевальной культуре нет своего родного современного стиля. Есть американские. А русского нет. И я упорно привношу новое.

— О, Конечно! Это моя цель, идея. В русской танцевальной культуре нет своего родного современного стиля. Есть американские. А русского нет. И я упорно привношу новое.

— Мы будем за вас голосовать! Ваши пожелания человечеству!

— Чтобы каждый человек заглянул внутрь себя и перестал смотреть на других. Чтобы остановился и посмотрел на свою жизнь. Такой ли хотел ты ее видеть? Если нет, надо остановиться. Мы многое можем. Главное — перестать смотреть на какие-то идеалы, которые нам диктуют. Хочу, чтобы люди начали творить, создавать, размышлять.

А ты на пути к сверхчеловечеству? Подписывайся на официальный паблик!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More