Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Екатерине Бабабековой интереснее играть не похожих на себя людей. Что её спасает от финансовой шаткости актёрской профессии? И почему взрослые, солидные люди вдруг начинают скакать, как зайчики?

Персона

Екатерина БабабековаЕкатерина Бабабекова

Актриса

Актриса театра и кино, член Гильдии актеров кино России, лауреат всероссийских и международных фестивалей в номинации «Художественное слово», педагог по сценической речи в ЦДТ «На Вадковском»

страница в контакте

art

«Актер» — это самая бесстыдная профессия, так как мы порою с экрана и со сцены говорим во всеуслышание о таких вещах, о которых люди даже подумать бояться.

— Екатерина, Вы хара́ктерная актриса или характе́рная? И какие роли для Вас хара́ктерные и какие характе́рные?

— Скорее всего, я — хара́ктерная актриса. Хара́ктерный актер может сыграть любой характер, он может быть разным. Я всегда довольно-таки долго работаю над своими ролями. Думаю: «Какой может быть моя героиня? Какие у нее могут быть привычки, предпочтения?» Мой педагог Владимир Алексеевич Поляков, ученик М. О. Кнебель и А. А. Гончарова, всегда говорил мне: «Прежде чем выходить на сцену, надо ответить на «волшебные вопросы»: «Что? Где? Когда? Зачем? Почему? С кем и как?» Я хожу и думаю об этих вопросах, относительно моей роли.

Актерское мастерство держится на трех китах: фантазия, наблюдения и личный жизненный опыт. Если я о чем-то не знаю, то сразу иду в библиотеку. Из разных источников собираю информацию, а потом из этой мозаики складывается образ моей героини. Мне очень нравится процесс собирания этой мозаики, всегда узнаешь что-то новое о других и о себе.

А что касается характе́рности — это, насколько я понимаю, игра по принципу «я в предлагаемых обстоятельствах». Когда актер играет самого себя, он показывает привычки и предпочтения, свойственные только ему, актеру. Мне это скучно.

Гораздо интересней играть других людей, непохожих на тебя. Вживаясь в образ, я присваиваю привычки чужого мне человека. У меня даже был случай, когда после «Марфы» ко мне подходили, приглашенные на этот спектакль друзья, и говорили: «Надо же, мы и не думали, что ты умеешь так «стрелять глазами». Но в том-то и дело, что «стреляла глазами» не я, а моя героиня!

— Я понимаю, что каждая сыгранная Вами роль, любимая. И все же, какая самая любимая? Или каждая роль дает что-то Вам и Вы даете ей что-то, происходит некий обмен?

— Безусловно, я много даю роли и роль много дает мне. Роль — это текст, написанный на бумаге, это слова, а слова в актерском мастерстве — это всего лишь причудливый узор на канве действия. Одну и ту же роль можно сыграть по-разному. Моя задача, как актрисы, дать жизнь этой роли, отталкиваясь от режиссера и не противореча автору.

Моей любимой ролью в театре является Марфа из одноименного моноспектакля по произведениям Е. Замятина «Русь» и Н. Лескова «Леди Макбет Мценского уезда». Режиссер этого спектакля — Людмила Тимофеевна Попова. Мы с ней сотрудничаем давно и уже сделали два моноспектакля, которые с успехом проходят на разных площадках Москвы и Подмосковья.

…каждая женщина своей внутренней силой может оказать влияние на любого мужчину. Самое главное — суметь удержать эту силу под контролем.

Благодаря этой роли я поняла, что каждая женщина своей внутренней силой может оказать влияние на любого мужчину. Самое главное — суметь удержать эту силу под контролем. Внешняя красота — дело относительное, так как у всех людей разные вкусы, здесь намного важнее — уверенность в том, что ты способен на многое.

Под влияние моей Марфы попало двое мужчин — градской глава и купец — оба далеко не последние люди в городе, занимающиеся серьезным делом. Марфа крутила ими, как могла, впоследствии одного отравила, а другого довела до самоубийства. Но встретив какого-то проходимца, без рода, без племени, цыгана, Марфа сама стала марионеткой в его руках. Здесь срабатывает принцип бумеранга. Цыган оказался намного сильнее ее и Марфа понимает, когда и где она просчиталась. Ей не нужно было так увлекаться цыганом, это-то ее и погубило. Она перепутала понятия «любовь» и «страсть».

Любовь — это когда хочешь отдать всего себя человеку. У Шекспира определение любви: «чем больше отдаю, тем больше получаю». Страсть только берет. Это как голод, ей нельзя насытиться.

Любовь — это когда хочешь отдать всего себя человеку. У Шекспира определение любви: «чем больше отдаю, тем больше получаю». Страсть только берет. Это как голод, ей нельзя насытиться. У Марфы была именно страсть, которая съела ее изнутри.

Я сама по себе — человек эмоциональный, я без проблем могу плакать и смеяться, а здесь, в этой роли, мне нужно было сдерживать все эмоции внутри себя. Разговаривать здесь должны были только глаза. Лишь к концу спектакля «натянутая струна лопается», и у Марфы все эмоции, обиды выходят наружу — да и то, только на доли секунды. Все равно она остается сильной женщиной, она «берет себя в руки», успокаивается под звон колоколов: «разбежались круги и опять жизнь мирная, тихая...»

Режиссер спектакля, Людмила Тимофеевна, придумала интересный ход — весь спектакль держится исключительно на звуках. Пение птиц, звон колоколов, толпа на ярмарке, лопнувшая струна... Благодаря этому проблема, которая поднимается в спектакле, обостряется. В конце спектакля зритель остается перед выбором: «любовь» или «страсть», брать или все-таки лучше отдавать? Здесь есть над чем подумать.

Насколько хорошо у меня получилось вдохнуть жизнь в Марфу, судить, конечно же, зрителю. Но судя по тому, что люди сами после спектакля подходят ко мне, благодарят, говорят, что это не скучно, я полагаю, что мы с Людмилой Тимофеевной Поповой справляемся со своей задачей. Этот спектакль — участник фестиваля «Театральная весна».

— Были предложения ролей, от которых Вы отказались?

— От ролей я не отказываюсь, у меня даже есть небольшая роль в сериале «Час Волкова», в серии «Карлик», где я играю убитую проводницу поезда. Но в ходе работы над ролями у меня были случаи, когда я отказывалась выполнять актерские задачи, поставленные режиссерами.

Если я понимаю, что можно обойтись в спектакле или в фильме без этого или если это противоречит моим моральным принципам, я просто не буду этого делать. Я прекрасно понимаю, что «Актер» — это самая бесстыдная профессия, так как мы порою с экрана и со сцены говорим во всеуслышание о таких вещах, о которых люди даже подумать бояться. Я —человек не капризный, но есть вещи, которые я не готова совершать публично. Иметь дальше со мной дело или не иметь, естественно, решает сам режиссер.

— Если бы Вы играли в какой-нибудь групповой (командный) вид спорта, то кем были бы: нападающим, защитником или вратарем?

— Наверное, защитником. Если я понимаю, что у меня есть возможность защитить, я защищаю. Нападаю я крайне редко, скорее всего, в целях самозащиты. А что касается места вратаря — боюсь пропустить шайбу.

— Еще не сыгранные Вами роли, какие они? Что больше всего хочется сыграть? Где Вы себя видите?

— Хотелось бы сыграть историческое лицо и вдобавок ко всему отрицательное, например, Салтычиху. У Станиславского написано: «В каждом плохом ищи что-то хорошее». Дарья Салтыкова погубила много народу за зря. Мне, как человеку, как актрисе, просто интересно: откуда в ней столько ненависти к людям? Что способствовало ее поведению? Мне очень интересно разбираться в подобных вопросах. Иногда такое всплывает, когда начинаешь копать...

— Что хочется сделать в жизни более всего — кроме театра и кино?

— Усыновить ребенка из детского дома. К сожалению, я этого позволить себе не могу из-за ряда жизненных обстоятельств.

— В нашей пластмассовой, повседневной жизни, какие удовольствия себе позволяете?

— Путешествовать: я была в Турции, в Египте, объездила почти весь Крым. Мне интересно ходить по музеям, общаться с разными людьми, с представителями других культур.

Все зависит от удачи и активности человека, ведь актера, как волка, ноги кормят. Это большое счастье для нашего брата, когда у него нет простоя в работе. Лично меня спасает педагогика — работа с учениками.

— Каждый актер должен быть востребован. Есть ощущение того, что будете востребованы еще долго или все это зыбко и относительно?

— Актерская профессия очень шаткая — сегодня есть работа, завтра — нет. К сожалению, все актеры востребованными быть не могут. Здесь очень большая конкуренция. Все зависит от удачи и активности человека, ведь актера, как волка, ноги кормят. Это большое счастье для нашего брата, когда у него нет простоя в работе. Лично меня спасает педагогика — работа с учениками.

— Вы участвуете в различных фестивалях. Расскажите о них... В качестве кого Вы там представлены?

— Участие в фестивалях меня всегда держит в тонусе. Я участвую в театральных фестивалях. Меня интересует номинация «Художественное слово» — чтение стихов и прозы со сцены. Эта номинация на сегодняшний день крайне редкая, так как люди в основном поют, танцуют, играют в драматических спектаклях. А вот чтецким искусством мало кто занимается.

Я являюсь лауреатом всероссийских и международных фестивалей. Я читала на таких фестивалях как «Белый КиТ», «Открытая Европа», и очень многих других. Даже в Крым ездила, в Феодосию, там проходил Международный Цветаевский музыкально-поэтический фестиваль «Моя божественная лира с твоей гитарою — сестра».

В качестве фестивальных наград я имею дипломы лауреата 1 и 2 степеней и другие награды. А на международном фестивале-конкурсе «2 кота», где я стала лауреатом 1 степени, мне вручили грамоту от Института Народных Традиций за большой вклад в развитие общенациональной культуры народов России. А так же я участвую в чтецких конкурсах, которые устраивают библиотеки Москвы.

В состав жюри этих фестивалей и конкурсов входят актеры, композиторы, певцы, педагоги из театральных ВУЗов. Были даже случаи, когда представители жюри подходили ко мне и делали комплименты по поводу манеры моего чтения стихов и прозы. Все-таки приятно ощущать себя конкурентоспособной и осознавать, что ты чего-то стоишь в своей профессии. На одном из таких фестивалей я сама сидела в составе жюри. Этот фестиваль организовал ЦДТ «Строгино». Было очень интересно.

— Вы ведете концертные программы, насколько это соответствует Вашим ожиданиям и представлениям, что это дает Вам?

— Во-первых, это еще одна возможность общения со зрителями, своего рода реализация моего актерского мастерства. Во-вторых, здесь реализуются мои организационные и писательские способности. Ведь сценарии к подобным программам пишу именно я и договариваюсь о проведении этих мероприятий с хозяевами площадок опять же я. Устраиваю эти вечера в основном в музеях, в ЦСО, в Домах Культуры. Пару раз я проводила такой концерт в частной медицинской фирме.

Эти концерты имеют в основном тематический характер. Они обычно приурочены к праздникам, например к Рождеству, к 23 февраля, к 8 марта или каким-нибудь знаменательным датам. Например, я организовала и провела концерт в ЦСО «Северный», приуроченный к 115-летию С. Есенина, или в литературном музее на Петровке организовала концерт ко Дню Победы.

— Работа аниматора и новогодние елки — работа с детьми. Насколько это Вам необходимо и в чем разница между работой с детьми и взрослыми людьми?

— Я люблю всех своих зрителей. Когда я занимаюсь с детьми, то сама получаю от этого удовольствие. В них столько энергии, мне кажется, эти «моторчики» никогда не устают. Они всегда готовы к новой игре. Я и сама от них заряжаюсь, а иногда даже могу узнать от них что-то новое.

Забавно наблюдать за тем, как взрослые, солидные люди бегают вокруг стульев под музыку или на перегонки зашнуровывают деревянные ботинки. Думаю, что каждый человек на всю жизнь в душе остается ребенком, а я хоть ненадолго, но возвращаю людей в детство.

Что касается работы со взрослыми, для меня когда-то было открытием, что они моментально включаются в игру, они так же готовы валять дурака, как и маленькие дети. Взрослым тоже интересны игры на память, на внимание, между ними соревнования устраивать тоже весело. Забавно наблюдать за тем, как взрослые, солидные люди бегают вокруг стульев под музыку или на перегонки зашнуровывают деревянные ботинки. Думаю, что каждый человек на всю жизнь в душе остается ребенком, а я хоть ненадолго, но возвращаю людей в детство.

— Расскажите о поэтических вечерах, в которых Вы принимаете участие...

Да, я участвую в чтецких вечерах. В марте этого года я участвовала в вечере, посвященном клоуну Леониду Енгибарову. Этот вечер проходил в библиотеке им. И. Тургенева. Там я читала новеллы Енгибарова. Организовала этот вечер писатель, биограф этого замечательного клоуна Мария Сергеевна Романушко.

А еще я состою в «Обществе любителей русской словесности «Глагол». Вечера этого общества в основном проходят в библиотеке № 122 «Лефортово». Это общество организовала Юлия Арешева, выпускница литинститута им. Горького. В это общество входят представители творческой интеллигенции — актеры, певцы, поэты, литературоведы, искусствоведы. Здесь проходят творческие семинары, встречи, концерты, обсуждение тем, связанных с литературой, философией, культурой, искусством. У меня есть возможность читать здесь стихи моих любимых поэтов — Н. Гумилева, И. Бунина, А. Вертинского, И. Северянина и многих других авторов.

6 июня в рамках «Глагола» состоится вечер, посвященный А. С. Пушкину. Он будет проходить в конференц-зале Международного Сообщества Писательских Союзов. Н а этом вечере я буду читать пушкинскую «Барышню-крестьянку». Я благодарна судьбе за то, что сводит меня с такими интересными людьми.

— Что такое «Божий дар» и «Искра Божья»? И как эти понятия соотносятся между собой?

— Думаю, что это синонимы и означают «талант». У каждого человека есть какой-нибудь талант, главное отыскать его в себе и развивать. А еще важно использовать его во благо, а не во вред окружающим. Например, актерским талантом владеют мошенники, аферисты. Если бы они направили свои способности во благо людям, было бы больше пользы. Если человек нашел в себе талант и пользуется этим талантом грамотно, можно уже считать, что он не зря живет на этом свете.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More