Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью с Ильёй Кузнецовым.

Современная школа русского классического балета нуждается в новых талантах. Хочется думать, что чем больше детей получит возможность прикоснуться к высокому искусству, тем более высоко духовным станет наше общество. Заслуженный артист России, ведущий солист Мариинского театра Илья Кузнецов открыл в Санкт-Петербурге сеть детских школ классического балета.

Персона

kuznecov-iljaИлья Кузнецов

Директор, художественный руководитель школы балета

Заслуженный артист России (2009)
Лауреат театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» (сезон 2000–2001) в номинации «Лучшая балетная роль» за партию в балете «Звуки пустых страниц» и роль Хулигана в балете «Барышня и хулиган».

Родился в Самаре. Окончил Академию Русского балета им. А. Я. Вагановой (класс Владилена Семенова) в 1995 году.
В труппе Мариинского театра с 1995 года.
Солист с 1997 года.

Является ведущим солистом Мариинского театра.

страница в контакте
Детская Балетная школа Ильи Кузнецова

Журналист

murzich-anastasijaАнастасия Мурзич

Писатель, поэт, журналист

Провокационный автор, автор книг о Романе Виктюке и Александре Башлачёве. Безудержно активный организатор творческих встреч, интервью и презентаций. В её журналистской коллекции собрана добрая половина петербургской интеллигенции. И пожалуй самое главное — позитив и доброта Анастасии Мурзич, излучаемая двадцать четыре часа в сутки на всех и вся.

Автор и ведущая программы «Глаза в глаза» ТВ «ВОТ!» (Ваше Общественное Телевидение).

Матерь творческого союза одиночек «Соборище».

Директор агентства «Мурка-post» (pr, арт-менеджмет).

Сотрудничает с ведущими периодическими изданиями Санкт-Петербурга: «Смена», «Вечерний Петербург», «Панорама ТВ», «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время» и т.д. Биография.

Анастасия Мурзич на «»
публичная страница
«Соборище» альтернативный творческий союз одиночек

art

Мы хотим привлечь детей к классическому искусству, сделать нашу нацию более трудолюбивой и красивой.

— Илья, считается, что балет — самое изящное, эфемерное из всех видов искусства. Можешь согласиться? Или это только картинка, за которой стоит тяжелый труд артиста?

— Наше тело — это материал, с помощью которого мы должны донести зрителю все то, что мы хотим рассказать. Чем материал гибче и подвижней, тем легче и красивее у артиста получается это сделать. У всех артистов разные физические данные, проблемным участкам уделяется очень много труда — для достижения совершенства. Это может понять любой человек. Но способность артиста выйти на сцену, забрать все внимания и не отпускать зрителя до конца рассказа — это дано не каждому, а и не каждый этого хочет, если честно… Лично для меня, это тяжелый труд, к которому я привык и не могу без него. Но это и тончайшее искусство, и создание своей роли по мелочам, и труднейшие роды партии, а в дальнейшем — каждый спектакль — взросление и шлифование этой партии! Так я отношусь к своему искусству…

— Современная хореография и классика — для тебя лично равнозначные проявления танца?

— Современная хореография имеет основу классического танца. Современные балетмейстеры ставят постановки, отвечающие времени, ставят на современников. И на меня ставили. Это очень важно, когда на артиста ставит современный балетмейстер — артист встречается с новым материалом, неизведанным миром. Балетмейстер смотрит на артиста, как на материал, из которого будет лепить образ — здесь и появляется волшебство искусства. Но и не менее важно схоронить классику на высоком уровне!

— Как получилось, что ты решил связать свою жизнь именно с классическим балетом? Ведь это не было случайным решением?

— Я родился в семье артистов балета, они сразу все и решили за меня. Если честно, деваться было некуда… Я с рождения знал, что буду именно классическим танцовщиком и актером! Я так воспитывался и все для этого делал. Родители танцевали в Куйбышевском (Самарском) театре. В 1978 году мы переехала в Томск, а в 1980 — в Омск , где папа и мама стали солистами балета. И я  там же станцевал свою первую роль в спектакле «Тиль Уленшпигель». Я был маленьким Тилем, а папа — взрослым. Постановщиком этого балета был известный балетмейстер Давид Авдыш — один из тех,  кто дал мне путевку в жизнь. В 1986 году я поехал в Пермь учиться. А в 1988 мои родители переехали обратно в Самару, где я познакомился с великим балетмейстером  Игорем Александровичем Чернышевым, он стал моим крестном. Именно он во мне зародил идею переезда в Ленинград, он много красивого рассказывал об этом городе, и сказал, кстати, что я буду танцевать Спартака в постановке Якобсона. Спустя двадцать четыре года это произошло! Сейчас мои родители церковные служители и я рад за них, у них все хорошо…

— Как ты считаешь, человек — хозяин и строитель свой судьбы, или все уже предрешено?

— Есть, конечно, изначальная энергетика, данная человеку природой и Богом, но мы сами выбираем путь и решаем, как нам пойти и в какую дверь!

— Согласен ли с тем, что настоящий творец от искусства — это Вечный Ученик? Расскажи о своих учителях в балете.

— Если нет поиска и сомнения — это утопия! Я лично учусь на своих ошибках! Я очень благодарен Василию Ивановичу Иванову, царствие ему небесное! Он взял меня, при переводе из Пермского училища в Вагановку. В дальнейшем мне повезло, и я попал в класс к Владлену Григорьевичу Семенову, я его выпускник. Придя в театр, я работал со многими мастерами мирового балета — это Марат Даукаев, Андрис Лиепа, Дмитрий Корнеев, Юрий Фатеев, Махар Вазиев. А сейчас я уже двенадцать лет работаю с Игорем Юрьевичем Петровым. — А учителя — в жизни? Сама жизнь, ох, как меня учила!

— Ты — состоявшийся танцовщик, ведущий солист… Но тебе этого недостаточно для творческого удовлетворения?

— Я только начал! У меня еще много энергии! Я еще потанцую!

Моя детская балетная школа рассчитана на детей от четырех до двенадцати лет. В школу, может попасть любой ребенок, который хочет танцевать и не боится работать. Мы — новая школа, в нас много энергии. Мои педагоги подбирались мной в течение всей моей карьеры, для меня это не случайные люди, я точно знаю их характер, их профессионализм.

— Расскажи о своей школе… Как можно в нее попасть?

— Моя детская балетная школа рассчитана на детей от четырех до двенадцати лет. В школу, может попасть любой ребенок, который хочет танцевать и не боится работать. Мы — новая школа, в нас много энергии. Мои педагоги подбирались мной в течение всей моей карьеры, для меня это не случайные люди, я точно знаю их характер, их профессионализм. В школе работают опытные профессиональные педагоги, бывшие и действующие танцовщики Мариинского, Михайловского театров и театра Бориса Эйфмана. Для удобства горожан балетные классы открыты в нескольких районах Санкт-Петербурга — в  Адмиралтейском, Василеостровском, Московском, Приморском, Калининском и  Петроградском. Нас поддерживают артисты Мирового балета: Илзе Лиепа, Андрис Лиепа, Николай Цискаридзе, Юлия Махалина, Ирма Ниорадзе, Вера Арбузова, Майя Думченко, Игорь Колб, Антон Корсаков и другие.

Мы хотим привлечь детей к классическому искусству, сделать нашу нацию более трудолюбивой и красивой. Уроки классической хореографии помогут детям развить правильную осанку, гибкость и координацию, сформировать образное мышление, музыкальность, чувство ритма.

— Прекрасно! И что же ученики получат — при выходе из школы?

— На выходе они получат красоту, уверенность и мое благословение… Но а если подробней, то некоторые пойдут в высшие учреждения, такие как Академия Балета им. Вагановой или новое училище Эйфмана, а многих я оставлю у себя, и создам детский театр классического балета.

— Как ты ощущаешь себя в новой роли — директор/художественный руководитель балетной школы собственного имени?

— Для меня это большая ответственность, я не просто так дал школе свое имя, это для того, чтобы отвечать самому… Можно было бы, конечно, направлять свою буйную энергию в пьянки-гулянки и брать от жизни только кайф, но мне больший кайф доставляет вкладывать свою душу и силы в настоящее дело. Я считаю, что я абсолютно на своем месте, и в нужный час для нашего падающего искусства! У балета свой мир, и я, вылезая из рамок этого мира, но не до конца, только уводя свой мир в сторону бизнеса, решаю многие проблемы. Как работодатель, например… Педагоги, оттанцевав, чувствуют в себе силы работать по специальности, но не могут найти достойную работу. Я ее им нашел. Детей и родителей приобщаю к прекрасному. Дети учатся с детства работать.

Я считаю, что я абсолютно на своем месте, и в нужный час для нашего падающего искусства! У балета свой мир, и я, вылезая из рамок этого мира, но не до конца, только уводя свой мир в сторону бизнеса, решаю многие проблемы. Как работодатель, например… Педагоги, оттанцевав, чувствуют в себе силы работать по специальности, но не могут найти достойную работу. Я ее им нашел.

— Чего ты ждешь от детей, с которыми работаешь? Чего они ждут от тебя?

— От меня обычно ждут родители… Ждут волшебства! Многие дети думали, что они пришли плясать, а здесь работать нужно! Но я вижу их чистые глаза, они как промокашка впитывают лучшее, в них нет бытовых, денежных проблем и они делают только то, что я им говорю. Я ловлю блаженство, я парю над землей, когда заканчивается урок! Вот это кайф! — Что самое сложное в этом новом деле? — Вопрос — что самое сложное?.. Со всеми трудностями борюсь, как научила меня работа танцовщика. Меня многие сейчас спрашивают: «Трудно ли было работать над ролью?» А  я уже не помню этого момента трудности — я получаю кайф и от сделанного, и от аплодисментов. Если бы государство и большой бизнес помогли мне, я бы сделал еще много хорошего и быстрее! Я пережил славу и деньги — и достойно. Теперь могу зарабатывать и тратить деньги на нужные обществу дела! — Пожелание ученикам и всем-всем-всем любителям и ценителям балета.

— Пожелание ученикам и всем-всем-всем любителям и ценителям балета.

— Хочу пожелать всем нам любви, веры и терпения. Терпения! И мы победим! И страна еще будет гордиться нами, как гордилась в недавнем прошлом!

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More