Северная цивилизация

Размышления автора «Ruтопии» Вадима Штепы. Сейчас жёсткие иерархические режимы уступают дорогу тем, которые построены на равноправных отношениях. Российская история возникла не вокруг Москвы.

Новгородская республика появилась гораздо раньше. Можно сказать, она была частью Евросоюза того времени, с сетевой моделью управления, а не иерархической.

На обложке: Вадим Штепа (справа) на акции клуба Радикальных оптимистов.

Новгородцы осваивали Урал и Сибирь не методом колоний, а методом концессий — современная по нынешним меркам модель освоения пространства. Республика просуществовала шесть веков, с 9-го по 15-й, гораздо больше, чем обычно представляют. Сравним: московское царство просуществовало всего 3 века, петербургская империя — 2 века, Советский Союз — неполный век.

Нынешнее государство существует только за счёт продажи  сырьевых ресурсов и высоких цен на них. Стоит ценам упасть, и мы увидим нечто подобное тому, что случилось с Советским Союзом. Главное, чтобы это был не просто распад, чтобы при этом были позитивные проекты. Они уже рождаются. Например, проект «Северная цивилизация». 

Может быть, кому-то он кажется утопичным, ведь утопия традиционно представляется как нечто оторванное от реальности, неосуществимое. Но есть примеры, когда история страны начиналась с утопических проектов. Вспомним заселение Америки. Это цивилизация, построенная с чистого листа. 

Свою книгу «Ruтопия» я начинаю с исследования американской утопии. Они хоть и говорили по-английски, но уже сильно отличались от англичан. Точно так же первые открыватели Аляски мыслили другими категориями, чем Старый свет. Мы можем говорить не о Новгороде как таковом, а об архетипе Нового города. История новгородская — прототип того, что могло бы существовать.

К сожалению, история не дала сложиться новгородскому этносу. Новгородцы были или истреблены, или рассеяны по территории России. Сейчас мы имеем ситуацию совершенно рассеянного народа, который, может быть, уже забыл свои корни. Но какие-то особенности менталитета остались и в истории наверняка проявятся.  История знает примеры восстановления этносов вместе с их языками. Например, иврит считался мёртвым языком, но за считанные десятилетия воскрес. Миф стал реальностью. С новгородской историей может произойти тоже самое.

Мир объединяется, и отношения становятся всё более прямыми, не признаются  прошлые государственные границы.   Северное содружество, к которому присоединиться и Аляска, и Скандинавия, может существовать, как международный проект.  В мире существует европейский союз, азиатско-тихоокеанский, почему бы не существовать северному?

Если возникнет мост через Берингов пролив, он моментально сломает всю схему мышления категориями «Запад-Восток». Сейчас мы имеем два централизованных режима: российский и американский. Америка пытается всем миром править. Россия тоже выстраивает вертикаль власти. Им этот проект не нужен. Потому что вокруг этого моста так или иначе сформируется новая цивилизация, то, что Набоков называл Амероссия. 

Английская корона когда-то предполагала, что Америка часть её территории, а они взяли да провозгласили декларацию независимости. Здесь может произойти тоже самое. Не нужен будет ни Вашингтон, ни Москва. 

В «Ruтопии» я обращаю внимание на некоторые исторические моменты, которые наша официальная история игнорирует. Одна из глав называется «Глокализация». Английский профессор Робертсон впервые ввёл этот термин. Локализация и глобализация  вполне дополняют друг друга. Глобализация — не есть навязывание некоего единого стандарта, а воссоздание всего мирового многообразия, только уже на новом уровне. Вот посмотрите, в Петрозаводске на небольшом пятачке уживаются и немецкий пивной дом, и мексиканская кухня, и французская. Каждый регион способен породить свой собственный имидж и раскручивать его в глобальном масштабе.

Удивительно, что у нынешних властей нет никаких позитивных проектов. Властям никакие интеллектуальные наработки не нужны, все зациклены на продаже ресурсов.  Все мыслят категориями старой геополитики: атлантисты, евразийцы… Если соединить самый дальний восток России с самым дальним севером Америки, это будет глобальный переворот.

У нас ещё советская психология — все в куче. Городская скученность ни к чему хорошему не ведёт, не даёт человеку построить собственный космос. Одинаковые стандартные квартиры — не тот путь, на котором можно строить новые цивилизации. Нынешняя власть боится даже глобального потепления. То есть боится всяких перемен, как таковых.  Лишь бы сохранить то, что есть.

Дело в том, что современной российской политики не существует. Всё построено на карикатурном культе личности Путина. Это смешно, но долго не продлится. Полагаю, что нынешняя Российская Федерация всё равно не сохранится, как единое государство.  Посмотрите на московских идеологов, на их заклинания. Главное, чтобы не было распада. Почему для них гипотетический распад является главной фундаментальной идеей? Да нет таких проблем ни в одной крупной стране.

Ни в одной стране нет такого гиперцентрализма, который есть в нынешней России. Сто процентов прессы сосредоточено в Москве. Сосредоточены основные банки. Они платят налоги в московский бюджет, а регионам, где ресурсы добываются, дают жалкие дотации. В мире, который движется к замене иерархических моделей сетевыми, не может нормально существовать страна, в которой всё жёстко централизовано.

Людям надо начать мыслить своей головой, а не телевизором. И постепенно сознание будет выправляться. Для властей самое страшное, что они перестанут контролировать нефтяную трубу. Для них единство России — это единство сырьевой трубы.

В сетевой цивилизации не важно, где столица. Вашингтон, например, очень маленький город по сравнению с Нью-Йорком, Лос-Анжелесом. В Австралии Канбера совсем маленькая по сравнению с Мельбурном, Сиднеем. Задача столицы —  выполнять координирующие функции. 

Когда существовала Древняя Русь, она была вполне адекватна Европе того времени. Существовали независимая Новгородская республика, Тверское княжество, Рязанское. Говорят, была беспрерывная междоусобица… Да, не воевали они постоянно, были такие же отношения, как между европейскими странами — кто-то воевал, кто-то  заключал мир. А потом, когда всё это было жёстко централизировано,  русская цивилизация лишилась самости.  Воспроизвёлся принцип римской империи: есть столица, есть провинция. А древнерусское мышление было полицентралистским.

виртуальный проект — «Китеж»
книга Вадима Штепы — «RUТОПИЯ»

Добавить комментарий