Александр Гребенщиков. Безвременью придёт конец

Лидер группы «Кроме» Александр Гребенщиков говорит, что в процессе обучения не стоит терять себя, и рассказывает о двух главных возможностях профессионального роста музыкальных проектов.

Журналист Виктория Никитина.

Любому, даже самому долгому безвременью все равно приходит конец. Так было всегда.

— Глядя на название группы, бывает интересно его происхождение. А у Вас такое необычное название, что Вы хотели этим сказать? И кто именно придумал его?

— Название группы придумал брат Антона Галина, первого гитариста группы «Кроме». Он так хотел назвать свою группу, но что-то не срослось, а название интригующее осталось. К тому же, в этом слове есть буквы, созвучные слову «рок». Поэтому, когда мы уже создавали свой коллектив, то после предложения назваться так, долго не раздумывали. Оно понравилось всем.

— На своей страничке в контакте Вы позиционируете группу как «выпадающую из рамок традиционного «русского рока». Как Вы можете охарактеризовать стиль музыки, в котором работаете? И кто из «великих» оказал особое влияние на формирование стиля группы и на Ваше личное становление?

— Я затрудняюсь точно определить стилистику группы «Кроме». С одной стороны — это типичный рок, порой весьма жесткий, хотя мы не чураемся и лирики. С другой стороны, я не могу это назвать русским роком, хотя мы и поем на родном языке. И проблема тут в том, что словосочетание «русский рок» в нашей стране несет в себе определенный импульс, заложенный по большей части не рок-н-роллом, как музыкой, рожденной за рубежом и пришедшей к нам оттуда, а чем-то другим. И это «что-то другое» нас, как музыкантов, воспитанных на канонах настоящего рок-н-ролла, не затрагивает, не подпитывает и не вдохновляет на творчество.

Наши корни — в «Beatles» и «Led Zeppelin», а не в «посиделках на сонных кухнях». От опусов большинства современных представителей «русского рока» у меня, например, возникают приступы депрессии. Есть, конечно, приятные исключения, но их настолько мало, что примыкать к течению «русского рока» нас не тянет. Стилистика нашей группы ковалась под влиянием зарубежных грандов, от Оззи Осборна до «Audioslave». Помимо упомянутых выше, конечно.

Во-первых, постоянно выступать — это единственная возможность расти профессионально. А во-вторых, это то, что без вливания серьезных средств и рекламы своего проекта в сегодняшнем мире пробиться невозможно.

— Известно, что ваша группа существует уже не первый год. У вас уже богатая история, вы много выступали на различных площадках Питера и Москвы, участвовали в фестивалях (в том числе «Пивной фестиваль» в 2006 и 2007 в Петербурге) и конкурсах, таких, например как «Времена на стали» в г. Москва, и даже победили в одном из туров этого конкурса. Но что было наиболее значимым за эти годы? О чем сейчас в большей степени хочется вспомнить?

Ну, если быть точным, то на «Пивном фестивале» мы участвовали 3 раза. А на конкурсе «Времена на стали» мы победили в первом туре среди одной из «восьмерок» групп, а потом в финале разделили 2-ое место. Впрочем, это не так важно. Важны только те 2 факта, которые мы осознали за это время. Во-первых, постоянно выступать — это единственная возможность расти профессионально. А во-вторых, это то, что без вливания серьезных средств и рекламы своего проекта в сегодняшнем мире пробиться невозможно. А вспомнить много есть чего. Можно книгу написать (улыбается).

— Состав группы менялся несколько раз. Это нормальный творческий процесс, поиски себя, притирка. Сколько времени Вы играете в последнем составе и насколько можно считать коллектив крепким, сплоченным и полностью сформированным на данный момент?

— Настоящим составом мы играем больше двух лет. Надеюсь, его не придется больше менять. Текучка кадров была. Это обуславливалось тем, что проект со своего основания (2005 г.) по большому счету денег-то не приносил. А музыканты, которые прошли через группу «Кроме» — все профессионалы. Музыка — это их хлеб. То, чем они зарабатывают на жизнь. Потому мы и вынуждены были расставаться. Многие из бывших участником прекрасно устроились. Кто в «ДДТ», кто в «Короле и шуте», и т. д. Я рад за них.

— Вы являетесь автором музыки и слов. А как Вам кажется, для музыканта вообще хорошо быть еще и активным слушателем? Или это может отвлечь от сочинения собственной музыки, оказать влияние на нее? Кто-то из ребят помогает Вам в формировании репертуара, вносит свою лепту в процесс создания композиций?

…профессионал сразу знает, как это сделать, а дилетант, корчащий из себя неприкосновенную творческую личность, делает все через пень колоду. С соответствующим результатом.

Я постоянно что-то слушаю. В том числе и современную музыку. Однако, чем дальше, тем все более убеждаюсь в том, что XXI век пока что не дотягивает до нескольких предыдущих по музыкальному уровню. Да и по культурной шкале в целом его планка серьезно упала. Так что моя творческая активность все-таки подпитывается не музыкой 2000-х. Хотя кое-какие элементы мы все же берем на вооружение. Говорю здесь мы, потому что остальные музыканты тоже участвуют в процессе создания новых композиций. Да, песни пишу я, но в аранжировочный процесс включены все участники группы.

А те, кто говорят, что образование не должно влиять на творчество, просто глупы. На них все равно влияет какая-либо музыка. Просто профессионал сразу знает, как это сделать, а дилетант, корчащий из себя неприкосновенную творческую личность, делает все через пень колоду. С соответствующим результатом.

— Всегда ли Вы хотели быть профессиональным музыкантом, певцом? В каком возрасте впервые взяли в руки гитару, где научились вокалу? И когда впервые написали первую песню?

— Музыкой я занимаюсь с раннего детства. Сначала закончил музыкальную школу по классу ДХО с полным курсом фортепиано, потом наше училище им. Мусоргского по классу эстрадного вокала, затем и Университет Культуры по тому же профилю. Гитару мне купила мама, когда я был в 5-м классе. С тех пор не выпускаю ее из рук. Первые шаги делал сам, но потом год занимался классической гитарой, затем пару лет провел в джазовой школе… Первые песни я начал писать в 14 лет. Но это были поделки инвалида. Настоящее творчество началось тогда, когда я уже учился в музыкальном училище. Я тогда участвовал в вокальном квартете «Дубль-1», писал для него некоторые песни и делал аранжировки.

— Насчет профессионального музыкального образования существуют различные мнения. Одни считают что это мешает творческой свободе, другие наоборот уверены что оно помогает найти правильные ориентиры. А Ваше мнение?

— Без музыкального образования создать что-то стоящее сложнее, чем с ним. Просто в процессе обучения нужно уметь не терять себя.

— Репетиции — это таинство для любого музыканта, есть свои творческие секреты. В этой связи очень интересен процесс работы. Когда вы делаете запись треков или готовитесь к концерту во время репетиции, ваши песни, они всегда продуманы от первого до последнего звука?

— Все продумывается до мелочей, разучивается практически до автоматизма, а затем уже на этом «аранжировочном костяке» каждый импровизирует. В определенных пределах конечно же. И на концерте, и в студии. Опыт подсказал, что такой вариант — наилучший. Так что наш подход таков — грамотная импровизация на четкой основе.

— Имидж группы, играет ли он какую-то особенную роль, важен ли он для восприятия публикой (ведь известна фраза, что любят прежде всего глазами) или же для коллектива важны музыка, текст и ничего больше?

— Конечно, имидж это важно сегодня. Мы не против того, чтобы поработать с грамотными людьми и в этом направлении. Просто мы не хотим, чтобы нас превратили в клоунов по чьей-то прихоти. А такие поползновения со стороны бывали. Все-таки то, что мы несем в творческом плане важнее «одежки». Провожают, как известно, по уму.

— В 2007 году вы выпустили в свет пластинку «Звезды в долг» на известном лейбле «Бомба Питер». Но это пока единственная пластинка группы? Накопился ли за это время материал для нового альбома и когда планируете его выпускать?

— Материал накопился, разумеется! Просто смысл-то нынче альбом выпускать какой??? Так, запишем в ближайшее время новые песни, да и выложим в сети. Все. Слушайте на здоровье (улыбается).

— Какие песни из вашего репертуара Вы считаете наиболее удачными? Есть ли особенно любимые песни, которые связаны с какими-то приятными воспоминаниями, поворотными моментами в жизни и которые Вы бы хотели исполнять на концертах чаще?

— Мне нравятся все песни. Они все разные. Ни одной похожей на другую у нас не найдете. Программу для выступления всегда подбираем в зависимости от того, где и с кем выступаем. Благодаря разнообразию наших произведений ее можно менять в довольно широких рамках. Есть у нас в том числе и акустический вариант.

На сцену вышли любители, профессиональные композиторы и музыканты стали не в почете. Молодое музицирующее поколение воспитывалось на пусть и временно интересных песнях, но сыгранных по большей части кое-как. Следующее поколение — уже на предыдущем. А в третьем колене идеи сошли на нет. Неоткуда их черпать.

— Что происходит, на Ваш взгляд, с рок-индустрией в нашей стране на сегодняшний день? Какие видите перспективы развития, чем можно заинтересовать искушенного слушателя. Какими нужно быть чтобы войти в обойму лучших?

— Ничего не происходит. И происходить не может. Я об этом еще в начале 90-х с братом говорил. А некоторые мудрые люди предвидели это еще раньше. Хребет профессионального подхода к музыке был сломан в нашей стране вместе с развалом СССР. На сцену вышли любители, профессиональные композиторы и музыканты стали не в почете. Молодое музицирующее поколение воспитывалось на пусть и временно интересных (особенно с текстовой составляющей точки зрения) песнях, но сыгранных по большей части кое-как. Следующее поколение — уже на предыдущем. А в третьем колене идеи сошли на нет. Неоткуда их черпать. Все очевидно.

Так что лучших там, на вершине сегодняшнего потускневшего музыкального Олимпа, нет. Поэтому в такую обойму входить как-то и не хочется. Должен быть какой-то новый путь. Любому, даже самому долгому безвременью все равно приходит конец. Так было всегда. Можно сказать, мол, кто ты такой, чтобы так говорить? Но даже если я — никто, это все равно не даст повода назвать сегодня хотя бы одну интересную рок-группу в России, которая была бы более-менее известна.

…группа «Кроме» теоретически может играть и в более «легком» жанре. Возможно, мы даже еще и выиграем от этого. Мелодизма, интересных гармоний и текстов у нас от этого не убавится. Просто ложиться под бредовые идеи псевдо-продюсеров мы не желаем.

— Если вам будет предоставлена возможность выйти на более широкую аудиторию и попросят изменить свой музыкальный стиль в сторону, скажем, более легкой музыки, произвести коррекцию в словах песен, то как вы поступите? Останетесь делать то, что делаете или сделаете шаг к большей славе и деньгам?

— Мне не нужно что-либо корректировать. За годы сочинительства у меня накопилось достаточно материала в различных стилях. Я — не тупо-упертый рокер, а профессиональный музыкант и, смею сказать, не самый плохой композитор и аранжировщик. Так что группа «Кроме» теоретически может играть и в более «легком» жанре. Возможно, мы даже еще и выиграем от этого. Мелодизма, интересных гармоний и текстов у нас от этого не убавится. Просто ложиться под бредовые идеи псевдо-продюсеров мы не желаем. Этот вариант — к кому-то другому.

— Насколько важно для группы оставаться на связи со своими поклонниками, используя социальные медиа типа «в контакте»? Социальные медиа и вообще Интернет Вы видите позитивным или негативным инструментом для групп и музыкальной индустрии в целом?

Интернет — это отличная возможность общения. Это — прекрасная настольная библиотека. Но еще это и большая информационная помойка! Я считаю, что нами должны заниматься профессионалы в этой области, которые точно знают, как правильно продвинуть материал группы в сети, как сделать так, чтобы потенциальный слушатель отделил нашу музыку от вороха мусора и полюбил ее. Только тогда есть шанс на большее.

— Как бы Вы в целом охарактеризовали нынешнее состояние группы, и невозможно игнорировать вполне традиционный вопрос для окончания интервью — ваши творческие планы, возможные перспективы, на каких площадках хотелось бы играть и может быть есть какая-то потаенная мечта с кем хотели бы сыграть в одном концерте?

Состояние группы — «репетиционно-изредка-клубно-концертное» (улыбается). О перспективах ввиду всего сказанного выше говорить сложно, хотя руки мы не опускаем. На каких площадках? На любых, лишь бы зал был полным, аппаратура качественной, а звукорежиссеры грамотными. А с кем? С теми, кто хотел бы сыграть с нами!

Понравилось? Подписывайся на паблик! Следи за творчеством!

Александр Гребенщиков

Музыкант, лидер группы «Кроме»

Родился в Ленинграде и начал серьезно заниматься музыкой еще в 5 лет, когда мама отдала его в музыкальную школу, которую он через 8 лет успешно закончил. Занимался самообразованием.

Первый состав «Кроме» образовался еще в 1984 году, когда учащиеся старших классов 213-й школы г. Ленинграда собрались вместе, чтобы играть на танцах популярную в те времена музыку. Группа просуществовала 2 года и хотя успешно концертировала, даже пыталась попасть в «рок-клуб», но все же распалась, когда половина ее участников отправилась в ряды ВС СССР.

Александр Гребенщиков окончил музыкальное училище им. Мусоргского по классу эстрадного вокала, а после и Университет Культуры. Новый состав группы «Кроме», состоял из студентов кафедры эстрады данного университета.

В период с 1990 по 2003 годы Александр прошёл период христианской музыки («Дубль-1», «Трубный Зов»), англоязычный рок-проект «B & G» и сольные альбомы («Цикл городских песен», «Если…»). Однако только в проекте «Кроме» он видел свое истинное «Я».

В 2007 году группа «Кроме» выпустила свой первый полноценный альбом «Звезды в долг». На нем 10 композиций. Стиль группы не определен. В шутку Александр называет его «тяжелым романсом». На самом деле — это термоядерная смесь стилей от хэви и гранжа до джангла. С тех пор многократно менялся состав группы, появлялся новый материал, группа экспериментировала со стилистикой и саундом. На сегодняшний день «Кроме» активно концертирует в клубах Санкт-Петербурга.

Состав группы:

  • Александр Гребенщиков — вокал, гитара
  • Александр Прокопьев — бас
  • Владимир Исаев — ударные, перкуссия
  • Пономарева Наталья — бэк-вокал

kromespb@mail.ru 
страница в контакте 
сайт


Виктория Никитина

Журналист

Родилась в Ленинграде. В 1994 г. закончила полиграфический институт по специальности редактор. Работала техническим и литературным редактором в крупных книжных издательствах Петербурга — «Питер» и «Нева».

Прошла переквалификацию в полиграфической сфере — закончила курсы дизайна. Сотрудничала с рекламными фирмами «Дизайн-студия АКРА», «Арт-стиль», а также с крупными типографиями «Конфлекс» и «Нео-принт».

В 2007г. серьезно увлеклась испанским языком и культурой. Выучила испанский язык и после профессиональных курсов при «Интуристе» отработала несколько сезонов в качестве гида-переводчика с испаноязычными туристами, представляя им свой любимый город в лучших традициях гостеприимства.

Коммуникабельный, позитивный человек с активной жизненной позицией.

victoria71@mail.ru 
страница в контакте

Добавить комментарий