ЭтноМеханика 2011 в центре Курёхина

На 4-м международном фестивале world music зажигал африканец Мулату Астатке.

Что такое world music даже для специалистов не совсем понятно, но началось все с Африки. Потом потянулись кельты, индейцы, болгары и эскимосы. Термин прижился и стал обозначать музыку, на которую не оказала влияния западно-европейская культура.

У некоторых народов, например африканских, балканских, образцы древней культуры сохранились практически в первозданном виде. То есть без последующих религиозных культурологических влияний, которые подавляли местную обрядовость с составной ее частью — музыкой. Несмотря на гнет живое народное творчество сохранилось и сейчас, когда силы пришлых религиозных влияний ощутимо тают, вылезает из бессознательного, принимает причудливые формы.

Лет тридцать назад музыканты начали супер активно интегрировать национальную музыку в мировую. Как, например, хэдлайнер фестиваля ЭтноМеханика Мулату Астатке, который придумал скрестить эфиопскую этнику с джазом. В Россию он приехал впервые, причем со своими новыми коллегами-британцами из психо-джаз группы «Хелиоцентрикс».

Публика в забитом до отказа зале «Прибоя», где размещается центр им. Курехина, похоже, испытывала настоящий транс от виртуозной команды африканского гостя, которая органично сочетает множество инструментов — фортепиано, духовые, скрипку, гитару.

Родное русское народное так же пытается интегрировать с новыми формами. Пять девушек, окончившие университет культуры и искусств, назвались «Осиповой Лукой» и лихо соединили классическое «Ой ты, порушка-пораня, ты за что любишь Ивана?» с чем-то «битловским».

Вера Сажина, «жемчужина московского андеграунда», как называют ее музыковеды, большой оригинал, считает, что народная музыка — не только способ индивидуального самовыражения, но голос времен, проходящий через исполнителя.

«Сама себя ни к какому направлению не отношу, — уточняет артистка, — мне просто нравится издавать разные звуки. Но меня обозначили как dark folk. То есть некий таинственный фолк».

«В советское время привыкли, что народная музыка — это «ансамбль песни и пляски», что-то официозное, скучное, — делится мыслями руководитель центра Анастасия Курехина, — к фольклору отношение было, скорее, как к элементу политики, а не культуры. Интересно, что нынешняя молодежь возвращается к народной песне и вдыхает в нее новую жизнь».

Фестиваль ЭтноМеханика состоялся благодаря, в том числе, финасовой поддержке городского комитета по культуре. Кроме того, помогли голландское консульство и институт Гете. В этом музыкальном формате организаторам финансово сложнее всего, потому что этно-коллективы, как правило, большие по составу, едут издалека, а билеты дорожают с каждым днем. Окупаемости здесь нет, как и на всех подобных фестивалях.

«Если людям что-то нравится, — улыбается Алевтина, бойко торгующая этническими цветастыми аксессуарами собственного изготовления, — они все равно будут слушать свое — есть пропаганда или нет ее. Это не имеет значения, живая музыка обязательно пробьется».

центр современного искусства Сергея Курёхина

Добавить комментарий