Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

О том как болеть историей, об энергетике исконной Руси и о становлении Тартарии рассказывает ведущий автор содружества исследователей «Тартария» писатель и историк Андрей Голубев.

Персона

Андрей ГолубевАндрей Голубев

Юрист, писатель, историк

Родился 29 июля 1969г. в п. Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. Закончил Выборгское авиационно-техническое училище и Российскую таможенную академию. Работал во 2-м Куйбышевском объединённом авиаотряде. Служил в Псковской таможне.

facebook vk livejournal

Журналист

svetlana-kutuzovaСветлана Кутузова

livejournal

Проект

svetlana-kutuzovaТартария

Содружество исследователей

Из манифеста. Содружество исследователей Тартария – это площадка, где  авторы и  комментаторы свободно могут выражать свое мнение, идеи и предложения по вопросам истории, науки и техники, другим направлениям знания и культуры. Мы не претендуем на истину в последней инстанции, мы лишь выражаем свое мнение и предлагаем его к обсуждению.

art

Правда кроется в деталях, на которые никто не обращает внимания.

— Андрей, тебя не столько знают по имени и фамилии, как по твоему сетевому псевдониму — kadykchanskiy. Люди даже ищут твое творчество в интернете именно так — Записки Кадыкчанского. Расскажи, как родился твой псевдоним?

— Всё просто. Я родился и вырос в посёлке Кадыкчан, Сусуманского района, Магаданской области. В последние годы существования СССР это был не просто шахтёрский посёлок в глухой тайге, но уже небольшой город, с численностью населения почти в одиннадцать тысяч человек. Сегодня на месте посёлка стоят пустые коробки пятиэтажных панельных домов, между которыми шастают медведи и росомахи. Хотелось как то сохранить хотя бы название родного посёлка, так я стал Кадыкчанским.

— Ты помнишь, когда в первый раз взял в руки перо? О чем был твой первый рассказ?

— Помню. Это было, когда я учился в четвёртом классе (1979-4980гг.). Это было во время зимних каникул, которые продлились до самого февраля, из-за очень сильных морозов, которые стали причиной актированных дней в школах и детсадах (дни, когда официально согласно составленному акту можно было не ходить в школу из-за низких температур воздуха — прим. ред.) Я написал свой первый в жизни рассказ о путешествии двух отважных космонавтов к далёкой планете, на которой они столкнулись с высокоразвитой цивилизацией человекоподобных существ.

В то время все, наверное, увлекались космической фантастикой. Самое парадоксальное заключается в том, как закончился мой рассказ. Мне самому сейчас никак не найти объяснений тому, что советский пионер завершил повествование не громкой победой советских космонавтов, а... Вдумайтесь, я оставил своих героев на далёкой планете потому, что они не захотели указывать инопланетянам дорогу к Земле, потому, что им было стыдно за наш дом перед справедливыми, добрыми и честными инопланетянами.

— Что вдохновляет тебя в творчестве? От чего тянет писать?

— Всё, что угодно. Начиная от сюжета, подсмотренного во сне, до случайно обронённой случайным прохожим фразы. Это сильнее меня. Часто я сажусь писать, и время исчезает. Ставлю финальную точку, и начинаю с самого начала вносить правки в текст, точнее, исправлять грамматические ошибки, и у самого мурашки бегут по коже: не верится, неужели это я сам только что написал. Но есть и другой вариант, когда осознанно ищешь информацию, сводишь воедино разрозненные факты и производишь их анализ. Если «верёвочки» между отдельными фактами связались, значит появляется статья. Это уже настоящий кропотливый труд, который доставляет мне не меньшее удовольствие, а скорее даже большее, чем художественная литература.

— Помимо прозы у тебя целый пласт исторических расследований и изысканий. При этом ты пытливо собираешь разные части какой-то истории и отдаешь предпочтения совсем не ординарным трактовкам и идеям. Почему история?

— Потому, что я с детства «болен» историей. Тут у меня два конька — геология и история. Моя мама вынуждена была перечитать всё, что имелось в поселковой библиотеке, относящееся к геологии, и особенно вулканологии. Начиная с четырёх лет, я проходу не давал родителям, расспрашивая их о том, почему извергаются вулканы и случаются землетрясения. Интерес ребёнка дошкольного возраста был столь велик, что родители были уверены в том, что меня ждёт судьба учёного — вулканолога.

Мой ответ на билеты по истории и обществоведению во время выпускных экзаменов стал настоящим бенефисом. Я рассказывал членам экзаменационной комиссии о ходе битвы за Сталинград в течении часа…

Но во время обучения в средних классах, любовь к истории взяла верх над геологией, и в десятом классе уже я рассказывал учителям о неизвестных им исторических фактах. Например, мой ответ на билеты по истории и обществоведению во время выпускных экзаменов стал настоящим бенефисом. Я рассказывал членам экзаменационной комиссии о ходе битвы за Сталинград в течении часа, называя номера воинских частей, фамилии командиров, даты всех операций, количество участвовавших войск с обеих сторон, а так же данные о потерях и пленных.

— Какие исторические периоды кажутся тебе наиболее интересными? Или есть какая-то любимая историческая тема?

— Скорее всего, на данный момент мне кажется наиболее загадочными восемнадцатый и девятнадцатый века. Интерес к ним даже заставил отложить на время работу над летописью Великой Тартарии, которая в последние годы была моим главным приоритетом.

— Я обратила внимание, что тебя притягивают исконно русские города и их история — Псков, Ярославль, Изборск. Чем они тебе интересны? Что ты там находишь для себя и чем тебе кажется важным и интересным поделиться?

— Трудно сказать однозначно. Может быть, кому-то это покажется мракобесием, но я ощущаю энергетику таких мест. Слово «энергетика» в данном контексте мне не очень нравится, но другого в русском языке просто нет. С другой стороны, по-человечески это понятно, потому, что человеку свойственна тяга к познанию своего прошлого, прошлого своих предков и своего народа. Но есть и ещё один момент. Это натренированный взгляд, выхватывающий предметы и объекты, которые находятся как бы не на месте.

Вы же удивитесь, если обнаружите на витрине с фруктами среди яблок и груш кроссовки, например? Вот и я удивляюсь, когда вижу среди кустарно изготовленных, кованных крестов конца девятнадцатого века, совершенно невероятного качества обелиск из чёрного диорита, обработанного с такой точностью, с какой сегодня не справляются профессионалы, имеющие механические инструменты и компьютеры. Правда кроется в деталях, на которые никто не обращает внимания. Порой, обычный дверной засов из кричного железа, способен дать больше правдивой информации, чем экскурсовод, который вам о нём рассказывает.

— Ты сам участвовал в поисковых экспедициях или археологических раскопках? Если нет — хотел бы?

— Как член команды — нет, ни разу не участвовал. Но как сторонний наблюдатель — много раз. И был свидетелем обнаружения археологических находок. И конечно хотел бы. Но вынужден работать по специальности, иначе просто не выжить. Моё увлечение приносит мне только расходы.

— Твои рассказы часто мистические или с неожиданной развязкой. Что ты хочешь сказать ими своим читателям?

я ни кого не учу и не пытаюсь наставить на «путь истины», ибо сам нахожусь в поисках этого пути.

— Мне самому кажется, что у меня нет задачи донести до кого-то свои мысли и чувства. Долгое время я писал на бумаге, и записи никому не показывал и даже не пытался сохранить. Я просто изливал свои мысли, потому что, когда я пишу, ответы на вопросы, терзающие мой разум, начинают приходить в процессе работы. Мне в голову не приходило, что это может быть интересно кому-то, кроме меня самого. Но когда мой интернет-дневник однажды стало посещать множество людей, среди которых нашлось немало единомышленников, мне показалось, что было бы неправильным писать для самого себя. Но как и прежде — я ни кого не учу и не пытаюсь наставить на «путь истины», ибо сам нахожусь в поисках этого пути. Я только делюсь своими мыслями и ощущениями. Ни на чём не настаиваю, и не в чём сам до конца не уверен.

— Твой проект «Тартария» — как он появился на свет? Кому пришла в голову идея? В каком формате он существует сейчас?

— Это не мой проект. Я в него был приглашён человеком, которого очень уважаю, поэтому дал своё согласие. Однако, уже в первые дни формирования коллектива будущего сайта, выяснилось, что наши цели и задачи не вполне совпадают, и в результате в проекте остались только ярые энтузиасты, которые не преследуют никаких иных целей, кроме творчества.

В первые дни создания сайта мы с небольшой командой спали в по три — четыре часа в сутки. Это и стало причиной столь быстрого становления нового интернет-ресурса…

Из первоначально изъявивших желание об участии в совместном проекте полусотни авторов, остались единицы, но это самые стойкие, мотивированные бойцы. Главное для нас — это занятие любимым делом, на качественно высоком уровне. Мы увлечены процессом, захватившим нас буквально с головой. В первые дни создания сайта мы с небольшой командой, каждый член которой находится в различных уголках планеты и в разных часовых поясах, спали в по три — четыре часа в сутки. Это и стало причиной столь быстрого становления нового интернет-ресурса, который сейчас очень быстро набирает популярность. В том числе и у недоброжелателей, к сожалению.

— Как вам удалось за такие коротки сроки (менее двух месяцев) — вывести проект на такую большую аудиторию? Правда ли, что у вас какое-то мощное финансирование или поддержка спонсоров? Я слышала, что уже иностранные сайты ссылаются на ваши работы и география проекта — практически весь мир.

— Этот вопрос вытекает из предыдущего. Повторюсь: всё основано на бескорыстном служении любимому делу, на энтузиазме, граничащем с фанатизмом. Помноженном на очень добрые взаимоотношении, почти семейной атмосфере, возникшей с первых дней в коллективе. Не все авторы, которые были с нами, выдержали такой ритм работы. Не все оказались готовы трудиться не ради денег и славы, и они окинули нас. Зато оставшиеся сроднились в один спаянный и закалённый коллектив.

— Есть какие-то темы, на которые ты никогда не будешь писать? Вообще бывают ли границы у творчества?

— Есть, и, к сожалению, очень много. Для того, чтобы понять о чём я точно не стану писать, достаточно включить телевизор. Но указывать на пороки общества я никогда не устану. Правда, не «методом тыка», как это сейчас принято у псевдопатриотов, которые уверены в том, что борются со злом, выложив в ленту соцсети какой-нибудь плакат с «остроумной» подписью. Мой метод — от противного. Говорить о хорошем. О добре, справедливости, чести, любви, дружбе, совести, сострадании. Но не указывать. А просто говорить. Человек так устроен, он лучше проникается во время разговора по душам, а не на лекциях и митингах.

— Рецепт счастливой жизни — он вообще есть? Или это самообман?

Счастье, — это не пребывание в каком — то отрезке времени, это путь, движение, полёт.

— Самообман, я полагаю. Счастье, это мгновение, во время которого человек ощущает полную гармонию с окружающим миром, и собственными душой и телом. Как только гармония достигнута, счастье превращается в обыденность. В рутину. В повседневность. Счастье, — это не пребывание в каком — то отрезке времени, это путь, движение, полёт.

— Если бы ты мог дать человечеству всего один совет, что бы ты сказал?

— Ни на секунду не забывайте какими вы были в детстве, и всегда помните о том, что ваши потомки хотят гордится своими предками.

Заинтересовались? Читайте официальный сайт и вступайте в содружество исследователей!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More