Феликс Смиронов. ДНК судьбы

Токарь-универсал, моряк и художник метафорического авангарда Феликс Смирнов начал свою огромную серию «Аквакосмос» с фотографии в Бермудском треугольнике. Что за существ он видит в морских волнах? Почему море не может быть другом? Стоит ли навязывать своё видение зрителям?

Живопись © Феликс Смирнов. Tasmania. Bell bay. 2006 (фрагмент). Журналист Ирина Дмитровская.

Я ощущаю себя проводником между бесконечной бездной водного мира и людьми, живущими на суше.

— Феликс, в вашем творчестве есть серия полотен, которую вы назвали «Аквакосмосом». Расскажите, пожалуйста, что это: живопись, графика или иное творческое направление. Каким образом вы создаете эти полотна?

— «Аквакосмос» — это серия из 600 фотографий, сделанных во всех океанах мира в течение последних 10 лет в разных районах океанов на разных глубинах — от 200 метров до 6 км. Это вполне можно назвать новым творческим направлением, где используется холст, фотоколлаж, графика, экологический дизайн, мозаика из полудрагоценных камней, а иногда все это одновременно.

— Как к Вам пришла эта идея — фотографировать морские волны? Вы помните, где и когда Вы сделали первую фотографию?

Я четко увидел множество образов различных существ. А если верить, что вода имеет память?.. Эта идея захлестнула меня целиком.

— Первая фотография была сделана в Мексиканском заливе в районе Бермудского треугольника недалеко от побережья острова Куба. Мне не давало покоя чувство, что существует какая-то мощная сила, которая действует на человека в океане. Я постоянно искал ответ на этот вопрос. И вот однажды взяв фотоаппарат в руки, и ни на что не рассчитывая сфотографировал волны, которые плескались за бортом. Решил скинуть эти фотографии на компьютер и просто поразмышлять над ними.

Меня озадачило, что изображение волн в океане, с одной стороны были обычными, а с другой в них скрывалась некая тайна. И как художник, пытаясь изменить обыденность фотографии, я стал экспериментировать цветом, редактируя фото. Первый опыт дал ошеломляющее для меня открытие: я четко увидел множество образов различных существ. А если верить, что вода имеет память?.. Эта идея захлестнула меня целиком.

— Образ моряка для большинства женщин — суровый мужчина, этакий «морской волк», а тут вдруг художник. Как ваши сотоварищи относятся к вашему творчеству на корабле? Чаще вы сталкиваетесь с позитивным или негативным отношением? Есть ли разница в их отношении к вашим живописным работам и фотографированию волн?

— Банально, но сколько людей, столько и мнений. Также и на судне в отношениях с экипажем. Хотя больше сталкиваюсь с одобрительными высказываниями, редко — никакой реакции. Ну, бывает и негатив, конечно. А проведение выставки в конце рейса — видимый результат того, что сделано мной за все месяцы плавания. У некоторых это вызывает удивление — откуда?

— Во Франции существует официальное звание художника Морского флота, присваиваемое министром обороны выдающимся художникам-маринистам. Звание может быть присуждено не только художникам, но также фотографам, иллюстраторам, гравёрам и скульпторам. А как с этим обстоит в России? Известно ли о вашем увлечении командованию? Каково их отношение к вашему творчеству?

— В одном из последних контрактов на газовозе «СКФ Арктика», будучи на Карибах я показал свои четыре работы, выполненные на судне, капитану. Он заинтересовался и сообщил руководству компании «Юником» на Кипре о моем предложении сделать выставку. Буквально через сутки пришел ответ с Кипра о заинтересованности в моей деятельности. Пока все это находится в подвешенном состоянии.

— Вы четырнадцать лет ходите в плавание, за этот период около шести раз обернулись вокруг земного шара… Что за это время вы узнали о море? Какой видится вам эта стихия? Опасна она или дружелюбна для человека?

Любая стихия — это неприрученный зверь. За долгое время в море я научился его уважать и всегда быть готовым к внештатным ситуациям. Каждый рейс моряка сопряжен с реальной опасностью для жизни. Поэтому каждый прожитый день на корабле является более осязаемым и значимым.

— Как оно может быть дружелюбным для нас? Мы что дельфины, что ли? Любая стихия — это неприрученный зверь. За долгое время в море я научился его уважать и всегда быть готовым к внештатным ситуациям. Каждый рейс моряка сопряжен с реальной опасностью для жизни. Поэтому каждый прожитый день на корабле является более осязаемым и значимым. Ощущение опасности и чувство потери времени заставляет меня в море создавать больше работ, чем на берегу.

Первые графические работы, которые появлялись во время рейса, были созданы спонтанно на штурманских картах, которые до этого выбрасывались за борт, и с помощью судовых красок, взятых у боцмана.

— Я правильно понимаю, что серия «Аквакосмос» — это фотографии морских волн, проработанные в цвете с помощью компьютерных программ, распечатанные на холстах? Вы дополнительно не прорабатываете образы, «нарисованные» самой природой. Почему?

— Не хочу навязывать зрителям свое видение. Свои образы вижу очень четко. И не нуждаюсь в том, чтобы их дорабатывать. Если я их прорисую, так как вижу сам, то лишу зрителя возможности увидеть образы собственными глазами. Я ощущаю себя проводником между бесконечной бездной водного мира и людьми, живущими на суше.

— А как чувствует моряк и художник себя на берегу? В чем черпаете вдохновение между рейсами?

— Моряк чувствует себя на берегу в большей безопасности (улыбается). Вспоминает радости жизни, с удовольствием ощущает запах листвы, травы, цветов, женщин и тому подобных прелестей земной жизни. Вдохновение там, где нахлабучило… А нахлабучивает очень часто… Впечатлений же море!

— Существует мнение, что талантливый человек талантлив во всем. Как вы относитесь к этому высказыванию? Занимаетесь ли вы еще какими-нибудь видами творчества помимо живописи?

— С удовольствием отнесу себя к этому высказыванию… Сорок два года играю в футбол. С восьми лет занимался в детско-юношеской спортивной школе. Кстати, там начался отсчет ДНК моей судьбы — Узбекистан, Казахстан, Киргизия — поездки на первые соревнования. 74-ый… 76-ой… 78-ой годы… Имея 6-ой разряд токаря я юные годы проработал на токарном станке. С тех времен у меня хранятся выточенные мной бронзовые — ручки, подсвечники и так далее — все равно тянуло создавать красоту.

Токарь, слесарь, электромонтажник, сварщик, строгальщик, моторист — мои рабочие специальности.

Продолжаю играть в любительский дворовой футбол: двадцать пять на одной и той же площадке каждое воскресенье, ну, конечно, когда не в рейсе. Лет с пятнадцати пишу стихи. Когда-нибудь соберу в сборник. Мечтаю написать прозу на основе своих морских впечатлений. Материалов, поверьте, более чем достаточно. Я регулярно вел записи в своих морских дневниках. Как-то надо собраться с мыслью и все это богатство систематизировать.

Я моряк, художник, еще и культуролог со специализацией «галерейное дело». За плечами годы обучения в ИДПИ. Институт подарил мне знакомство с замечательными педагогами, такими как Яхнин Олег Юрьевич и Северюхин Дмитрий Яковлевич, с которыми общаюсь по сей день. Яхнин — первый человек, который поддержал, подсказал и принял участие в продвижении моих работ на выставках. Для меня вполне положительное мнение такого маститого художника и профессионала было хорошим стимулом для дальнейшего творческого развития.

Пробую свои силы в декоративно-прикладном искусстве: карнавальные маски, авторские куклы, батик, работа с шерстью, декупаж. И на этом останавливаться не собираюсь…

— Ну и заключительный вопрос: каковы ваши дальнейшие творческие планы?

— Ближайшие планы — провести персональную выставку «ДНК Судьбы. Время 50:00». Строительство планов на следующие пятьдесят лет начну после завершения выставки.

Понравилось? Подписывайся на паблик героя! Следи за творчеством!

Феликс Смирнов

Художник

Закончил Институт декоративно-прикладного искусства в С-Петербурге, культуролог, специализация — «галерейное дело». «ИДПИ» СПб 2010г.

Родился 20 декабря 1963 года в г.Мары Туркменской ССР. В 1979 году приехал в г. Ленинград. В 1981 году с «отличием» закончил СГПТУ-29 по специальности токарь-универсал». Работал на заводе «Турбинных лопаток». С 1984 по 1986 год служил на Северном флоте в судоремонтном батальоне. После службы вернулся на завод, где и отработал в общей сложности 14 лет.

В 1993 году уехал на Сахалин. Первое судно «Южно-Сахалинск» — в качестве токаря моториста. В это время впервые открылись по настоящем просторы мира — Япония, Корея, Курилы, Камчатка, Аляска. После возвращения в Петербург освоил еще несколько профессий.

С 1999 года судьба опять связала с морем. Побывал почти во всех уголках земного шара. На сегодняшний день более 60 стран в коллекции впечатлений и 18 контрактов в море.

страница в контакте

Добавить комментарий