Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Жив ли еще Домжур — островок свободы в великом городе с областной судьбой?.. Какие книги можно считать безнравственными? Что такое литературные победы? Почему писатели, живущие в Израиле, предпочитают издаваться в России? Об этом рассказывает израильский писатель и публицист Марк Котлярский.

Персона

Марк КотлярскийМарк Котлярский

Писатель, публицист

Родился в Баку, там же окончил факультет журналистики Азербайджанского государственного университета.

В 1983-м году переехал в Ленинград, работал репортером в газете «Моряк Балтики», сотрудничал с различными региональными и всесоюзными изданиями, публиковался в журнале «Нева» и литературных альманахах.

В 1990 г. репатриировался вместе с семьей в Израиль. Работал репортером ряда израильских русскоязычных СМИ, в том числе ведущим репортером газеты «Вести».

С 2003 по 2013 г. работал в качестве пресс-секретаря партии «Наш дом Израиль».

М.Котлярский — автор восьми пьес, две из которых («Рика и тени», «Блюз уходящего дня») были поставлены в Израиле и в России.

Известный поэт, литератор, публицист Григорий Трестман считает творчество Марка Котлярского одним из самых ярких явлений зарубежной русскоязычной прозы.

Книги

страница в контакте

Журналист

murzich-anastasijaАнастасия Мурзич

Писатель, поэт, журналист

Провокационный автор, автор книг о Романе Виктюке и Александре Башлачёве. Безудержно активный организатор творческих встреч, интервью и презентаций. В её журналистской коллекции собрана добрая половина петербургской интеллигенции. И пожалуй самое главное — позитив и доброта Анастасии Мурзич, излучаемая двадцать четыре часа в сутки на всех и вся.

Автор и ведущая программы «Глаза в глаза» ТВ «ВОТ!» (Ваше Общественное Телевидение).

Матерь творческого союза одиночек «Соборище».

Директор агентства «Мурка-post» (pr, арт-менеджмет).

Сотрудничает с ведущими периодическими изданиями Санкт-Петербурга: «Смена», «Вечерний Петербург», «Панорама ТВ», «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время» и т.д. Биография.

Анастасия Мурзич на «»
публичная страница
«Соборище» альтернативный творческий союз одиночек

Журналист

Мария ЗалуцкаяМария Залуцкая

Поэт, журналист, организатор, модель

+7-926-371-54-55

art

Второй иерусалимский храм был разрушен из-за беспричинной ненависти евреев друг к другу. Так вот, еврейские мудрецы говорят, что третий храм возникнет только на основе беспричинной любви людей друг к другу.

— Марк, почему вас называют символом Невского проспекта?

— Видите ли, это давняя история, она относится к «суровым» восьмидесятым, когда существовал знаменитый в Питере «Домжур» — так сокращенно называли Ленинградский дом журналиста. Находился он на Невском проспекте, недалеко от Аничкова моста. Так вот, я был завсегдатаем Домжура; отработав положенные часы в редакции газеты «Моряк Балтики», я отправлялся туда, точнее, в знаменитый бар в подвальчике, где барменша по имени Нина готовила прекрасный кофе и наливала рюмочку «шатреза». Можно смело сказать, что меня там знала каждая собака, и я знал каждую собаку. Вот откуда этот «символ» — от Домжура, который тогда был небольшим островком свободы, не менее известным, чем, скажем, тот же «Сайгон».

— Петербург стал для вас культовым местом «отдохновения души» или отправной точкой в путешествии по жизни?

— Петербург стал для меня настоящей литературной и журналистской школой, несмотря на то, что я прожил здесь десять лет перед тем, как уехал в Израиль, и эти десять лет впечатались «намертво» в мое сознание, стали неотъемлемой частью меня самого.

— Какие чувства сейчас вы испытываете к нашему городу? Что изменилось — в этих чувствах?..

— Я испытываю сейчас по отношению к Питеру чувство горечи и досады. Потому что, к сожалению, мой любимый город так и не вышел, несмотря на мое отсутствие, за пределы отведенной ему роли — «великий город с областной судьбой». Изменилось ли что-то в моих чувствах? Не знаю... Скорее, изменился я сам.

— С чего началась ваша писательская история?

— Она началась с маленького рассказика, который был опубликован в журнале «Нева»; я написал его в соавторстве с Юрой Аванесовым, ныне жителем Петербурга. Более того, основа рассказа принадлежала Юре, я просто переделал ее, отточил и отправил в редакцию. К моему удивлению, рассказ напечатали.

— Расскажите про студенческие годы. О чем тогда писали? Как реализовывались?

— В студенческие годы я писал стихи, но все это были стихи в стол. От тех стихов практически ничего не осталось. Но вот что интересно: я недавно рискнул и поместил в Фейсбуке старые стихи — из того, что у меня осталось, и на удивление они вдруг вызвали серьезный читательский резонанс.

— Здорово! А над чем работаете сейчас?

— Я закончил так называемый «мозаичный роман» — «Призрак на пороге», у меня в работе две книги новелл, а также несколько пьес. Кроме того, я активно собираю материал для книги «Борис Пастернак: история одного предательства».

— Писатели часто сравнивают свои книги с детьми... Вы внимательный родитель? Следите за судьбой своих творческих чад? Довольны ли Вы ими? Гордитесь?

— У меня вышло всего одиннадцать книг, в том числе, и несколько написанных в соавторстве. Конечно, я слежу за тем, как они расходятся, а расходятся они неплохо. Но горжусь ли я ими? Не знаю... Потому что думаю о новых книгах, которые пишутся или которые еще не написаны.


— Согласны ли с тем, что безнравственны лишь плохо написанные книги?

— Да, пожалуй, я подпишусь под этим высказыванием. Вспомню по этому поводу стихотворение Андрея Вознесенского:

Когда написал он Вяземскому
с искренностью пугавшей:
«Поэзия выше нравственности»,
читается — «выше вашей»!

— О чем бы вы никогда не стали писать? Читать?

— Не знаю, не буду врать. Мне интересно все, что связано с жизнью.

— Когда вы перебрались в Тель-Авив? И почему?

— В Тель-Авиве я оказался в конце девяностого года, когда начиналась так называемая большая волна эмиграции. Только в 1991 году в Израиль прибыло свыше двухсот тысяч человек. Почему? Потому что я хотел увидеть мир за «железным занавесом».

— Чем лично для вас отличается культурная жизнь Питера и Тель-Авива?

— Если говорить о насыщенности, то думаю, что ничем: Тель-Авив — это культурная Мекка Израиля, простите за каламбур.

— Как Израиль принял вас?

— Один мой знакомый литератор, отвечая на вопрос, как его принял Израиль, заметил: «Израиль — как зеркало: какую рожу скорчишь, такую и получишь в ответ». Было непросто. Но было интересно, потому что Израиль — фантастически интересная страна.

— Какие возможности есть в Израиле у русских писателей? Вы все же издаете свои книги в России? Почему?

Наиболее «продвинутые» предпочитают, конечно, издаваться в России, понимая, что это — самый большой читательский рынок. Имена многих из них на слуху у русского читателя.

— Конечно, возможности для писателей, пишущих на русском языке не ахти какие, но все-таки что-то есть. К примеру, государство выделяет деньги для первой книги, дает какие-то субсидии для приобретения компьютера. Есть Союз русскоязычных писателей, довольно крупная организация. А в остальном, прекрасная маркиза... Как кто умеет... Типографий полно, есть деньги — издавай свои книги, не переставая. Многие так и делают, да еще ухитряются впаривать свои нетленные произведения благодушным читателям. Однако наиболее «продвинутые» предпочитают, конечно, издаваться в России, понимая, что это — самый большой читательский рынок. Имена многих из них на слуху у русского читателя в России: Игорь Губерман, Дина Рубина, Григорий Канович, Алекс Тарн, Даниэль Клугер, Аркадий Красильщиков да и многие другие.

— Расскажите о своих литературных победах.

— Я не знаю, что это такое. Победа на конкурсе? Премия «Большая книга»? «Букеровская премия»? «Антибукеровская»? Что? Но мы знаем, как эти победы присуждаются и что за этим стоит. Для меня самой большой победой пока остается моя книга новелл «Тот, кто не читал Сэлинджера», вышедшая в прошлом году в издательстве «Лимбус пресс».

— Какое литературное произведение (свое или чужое) максимально раскрывает ваше мироощущение?

— Если говорить о своем произведении, то, пожалуй, это — новелла «Бесноватый», а чужое — это «Дар» Набокова.

— У вас есть концепция идеального мира? Вы могли бы поделиться этой мечтой? А вдруг сбудется?

У меня есть концепция идеального мира, и она продиктована еврейской традицией. Как известно, второй иерусалимский храм был разрушен из-за беспричинной ненависти евреев друг к другу. Так вот, еврейские мудрецы говорят, что третий храм возникнет только на основе беспричинной любви людей друг к другу.

— Ваши пожелания человечеству?

— Прозреть...

Понравилось? Читай!!!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More