Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Первая международная выставка авторской куклы «Панна Doll’я» собрала самых талантливых мастеров. И была среди них кудесница, которой удалось создать необыкновенный мир сказочных единорогов «Туман-фамилии». В ее глазах читалась и искренняя улыбка, и тайна, которую мы попытались немного приоткрыть...

Персона

Анна Чепурная-ОлейникАнна Чепурная-Олейник

Художник, кукольник

Родилась в Бресте в 1981 г. Закончила Бобруйский художественный колледж и Белорусский государственный университет культуры и искусств.

страница в контакте

Журналист

Татьяна ДячокТатьяна Дячок

Журналист

Родилась 18 марта 1990 года в городе Бобруйск (Республика Беларусь). В 1993 — 2003 годах жила и училась в городе Кривой Рог (Украина).

В 2007 — 2012 годах училась на филологическом факультете БГУ по специальности «романо-германская (английская) филология».

В 2013 году окончила магистратуру филологического факультета БГУ (специальность «Литература народов стран зарубежья»).

Принимала участие в подготовке театрального фестиваля «Панорама-2011», а также первого некоммерческого кинофестиваля короткометражного кино в Минске Cinema Perpetuum Mobile (январь 2012 г.).

В период с сентября 2012 года занималась подготовкой материалов для альманаха и портала театрального движения «Двери».

С 2013 года — корреспондент в Белорусском телеграфном агентстве «БелТА», редактор по сопровождению официального сайта Беларуси (Belarus.by). Сотрудничаю с альманахом «Двери» (dverifest.org) и арт-журналом «Art aktivist» (artaktivist.org).

tatyana_dyachok@mail.ru страница в контакте

art

...Кукла подарила мне уверенность в себе: с ней я впервые поняла, что многое могу, у меня многое получится..

— Анна, Вы профессиональный живописец, который известен в Беларуси, России и Германии. Как зародилась идея заняться созданием авторской куклы?

— Живописью я занималась очень долгое время — больше 20 лет. И в какой-то прекрасный момент я задумалась, могу ли я, художник, которому нравится акварель и акрил, создать что-либо другое, что-то помимо работы с кисточками и красками. Почему я не могу, например, вырезать из дерева или писать музыку, ведь человек должен быть всесторонне развит.

Мне захотелось, чтобы на картине были объемные предметы — и я накладывала достаточно толстый слой краски, возникали какие-то фактуры. Последние три картины были очень объемные. Всегда интересовалась всем, что связано со скульптурой, и как-то случайно нашла в интернете информацию о выставке кукол «Модна лялька» в Киеве. Была поражена, что такое существует, я ничего об этом раньше не знала.

Я просмотрела всех участников, среди которых была и Галина Дмитрук, чьи куклы мне больше всего понравились. Постепенно начала узнавать о материалах, пробовать, учиться лепить, и ушла в некоторое заточение, поняв, что только через год смогу показать что-то стоящее. Это было затворничеством, и, вместе с тем, пришло осознание, что я должна что-то поменять в своей жизни, на некоторое время уйти из живописи и посвятить время кукле.

— Вы не пожалели о сделанном выборе?

— Нет, конечно. Еще когда занималась живописью, возникали мысли, что занимаюсь не своим делом. Мне сейчас даже радостно, что позволила себе такую мысль. Это помогло мне освоить новое — куклу, а вернуться обратно к живописи я всегда смогу.

— Вы увлекались куклой с детства?

— В детстве я очень любила играть в куклы. Мы с младшей сестрой делали маленьких кукол буквально из всего. Помню, как мы рисовали кукол даже на палочках от мороженого, делали их из цветов, например, из одуванчиков, которые насаживали на спички. Также мы рисовали, вырезали их из маминых журналов, изготавливали фигурки кукол из проволоки. А какие были у нас игры! Мы тогда придумывали целый мир, создавали проволочную страну, в которой жили маленькие куколки с особыми судьбами, историями. Поэтому могу сказать, что в детстве кукла всегда меня сопровождала...

— Как изменила кукла Вашу жизнь? Чему она Вас научила?

— Кукла, меня очень захватила. Это такая объемная вещь-в-себе — она интерьерная, ее можно потрогать. К тому же, это предполагает освоение новых техник, материалов, а учиться я очень люблю, и всегда это делала с удовольствием и с полной отдачей. Кукла подарила мне уверенность в себе: с ней впервые поняла, что многое могу, многое получится и не нужно ни в чем сомневаться. Нужно всегда пробовать и не бояться что-то изменить в жизни. Этому меня научили куклы, и я им очень за это благодарна.

Занятие куклами привлекло в мою жизнь очень много новых людей, сделало жизнь ярче и богаче. Как художник-живописец я была более замкнутая, а куклы меня сделали более открытой. Не знаю, чем это можно объяснить, возможно, потому что человек работает руками и затем видит результаты своего труда...

— Расскажите, пожалуйста, о процессе изготовления кукол, какие существуют особенности, возможно, тонкости в этом мастерстве?

— Когда я начинаю делать куклу, то думаю, чтобы кукла была крепкая. Это для меня очень важно. В самом процессе меня всегда волнует создание образа. И не столько привычной нам миленькой куколки, с которой можно поиграть, а некоторой самостоятельной индивидуальности. Мой учитель по живописи всегда говорил, что, прежде всего, должен быть образ, так появились мои куклы — лошадь, носорог, слон...

— Почему Вы выбрали именно эти образы, что Вас в них привлекает?

— Эти образы появились в моих последних работах, и неожиданно было самой увидеть слона и лошадь с человеческими руками. Я задавала себе вопрос «почему я рисую лошадь с руками?» А сейчас поняла, что это было предчувствие моих будущих работ и увлечения куклой. Ее образ будто пришел из картины.

— Образы ведь неслучайно возникли, они изначально связаны с мифами, сказками, легендами?

— Я не пыталась сразу их себе объяснить. Они возникают на каком-то интуитивном уровне: просто к себе прислушиваюсь и понимаю, что близко, а что нет. Потом уже, когда посмотрела их значения в словаре символов, знаков, мифологии, убедилась и сама себе нашла объяснение, почему именно эти животные. Во-первых, это очень спокойные, благородные животные, которые изначально не излучают какую-то агрессивную энергию, и никогда сами не нападают, только если защищаются.

Белый носорог вообще присутствует только в мифах, лошадка превратилась в свое время в единорога, чтобы больше было чуда, а слон — удивительное животное, и большое, и достаточно добродушное. Вот петух — необыкновенная птица, которая довольно часто встречается в моих картинах, но в куклах пока не получается.

— В чем смысл названия Вашей первой выставки «Туман-фамилия»?

— Названия моих картин выставки важны для меня точно также как и имена кукол. Когда у меня были картины, то очень долго искала к ним названия. Мне очень нравится выписывать названия из произведений классиков русской и зарубежной литературы. Например, в книге Гарсиа Маркеса «Сто лет одиночества» много очень знаковых фраз. Я храню такие названия, и некоторым из них уже по нескольку лет. Иногда мне нравятся и стихотворения современных поэтов.

Из авторов особо нравится поэтесса 80-90-х годов Татьяна Бек. У нее женская, чувствительная поэзия, затрагивающая и тему природы. Одна из особенностей ее поэзии, которая мне очень близка, — метафора, некоторая «очеловеченность» тех явлений, которые она описывает, в том числе и тумана. Из стихотворной фразы о тумане и возникла история потерянного поколения, семьи, члены которой утратили сведения друг о друге. Помню, что фразу записала очень давно, хранила, и вот она пригодилась.

Эти единороги были когда-то людьми, которые жили вместе и были единой семьей. В то же время, это еще не законченная история, ведь это очень туманная семья, о которой еще много можно говорить и писать.

— Что этих героев объединяет, а что, на Ваш взгляд, различает?

— Объединяет грусть в глазах: они у меня печальные, вдумчивые. У них у всех старинные, сказочные костюмы, относящие нас примерно в эпоху 18-19 века. Всегда стараюсь сделать так, чтобы фигуры взаимодействовали, чтобы была видна семейная история. Возможно, вскоре появятся и маленькие единороги потому, что история еще пишется. Это связано с тем, что некоторые идеи приходят раньше, но только со временем ты можешь их осознать.

— Как возникают новые образы кукол?

— Нужно быть готовым к этой самой идее, находиться в поиске, активности, ничего просто так не возникнет. Даже если я занимаюсь чем-то другим, со временем ко мне приходит образ, небольшие штрихи будущей куклы. А порой, когда уже делаю куклу, то чувствую, что ко мне стучится новая — уже вижу ее очертания, положение тела в пространстве. Мне интересна именно пластика кукол. В движении раскрывается сущность куклы.

— Помогают ли знания и навыки живописной школы в создании скульптурных кукол?

— Не задумывалась, но окружающие сразу замечают, что работы создал художник. Во-первых, отмечают образность куклы, а во-вторых, замечают интересные костюмы, насколько детально они созданы, насколько сочетаются между собой ткани, насколько проработан материал, цветовая гамма. Мне нравится что-то потертое в ткани, что оправдывает идею «Туман-фамилии», позволяет следовать ей. Если цветоощущение воспитывается, если человек работал с этим несколько лет, то оно уже живет вместе с ним.

— Как Вы думаете, что привлекает современного человека в куклах?

— Куклы стоят у меня дома и привносят тепло. Это что-то родное, кукла намного больше способна отдать человеку, ведь находится в реальности, наполняет собой пространство. Она подобна живому созданию, которое становится уже частью не только интерьера дома, но и жизни человека. В этом смысле она намного дороже, чем картина на стене, которая всегда заключена в какие-то рамки, имеет четыре уголка.

Когда кукла находится в комнате, то я чувствую от нее волны, вибрации, энергетику, которую она излучает. Человека и привлекает этот обмен энергией, который происходит при общении с куклой, ведь мастер закладывает в нее свои мысли, настроение...

— Известно, что артисты, работающие с куклами в театре очень бережно, с уважением относятся к каждой кукле и стараются ее не обижать. А вот на Ваш взгляд, есть ли у куклы свой собственный индивидуальный характер?

— Кукла — это нечто необыкновенное, ведь она создана человеком и неразрывно с ним связана. Каждый кусочек, каждый миллиметр этой куклы прошел через твои руки, через осмысление, переосмысление, внутреннюю работу — и физическую, и моральную. Конечно, это все наполняется энергией, и все вещи, сделанные человеком, хранят энергию автора, а тем более кукла. И даже мой самый первый единорог, который занял первое место на конкурсе, действительно необыкновенный, и я это чувствую.

— А у этого единорога есть имя?

— Да, имя у него есть, его зовут «Не может спать — ему мешает шуршание звезд».

— На выставках довольно часто можно увидеть, что посетители покупают кукол в качестве подарка для родных и близких. Считаете ли Вы, что кукла способна повлиять на судьбу своего владельца?

— Если она изменила судьбу самого автора, то почему она не может изменить судьбу человека, который приобретает ее домой? Я делаю куклу, чтобы она привносила в жизнь человека чудо и волшебство. Вот это, главное, чтобы это был предмет, который наполняет дом ощущением волшебства.

— Насколько я знаю, это Ваша первая выставка в рамках Международной выставки «Панна Doll’я». Каковы Ваши впечатления?

— Это уникальная выставка, потому что приехали мастера, которые нечасто выставляются и нечасто балуют своими шедеврами в родных городах — в Москве, Санкт-Петербурге. Но, собираясь вместе, они показывают людям свое искусство, радуют.

— Ваши куклы действительно очень отличалась от других, и порой заставляли замедлить шаг и остановиться, чтобы рассмотреть более детально. А каковы были отзывы посетителей?

— Самый приятный отзыв, который я услышала, был такой: «Как хорошо, что Вы есть: пока Вы есть — мир не умрет!» Так сказал фотограф, который делал снимки всех кукол. Люди очень хорошо реагировали.

Хочешь увидеть больше работ художника? Подпишись на её страницу в Контакте!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More