Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Зачем выпускать пластинки на лэйблах, чем питерская публика отличается от петербуржской, нужно ли использовать современные технологии в музыке — об этом рассказывает бас-гитарист и клавишник экс-группы «Ю-Питер» и лидер группы «Cats Park» Алексей Андреев.

Проект

Cats ParkCats Park

От музыки Cats Park явно веет холодом. Очень важным, необходимым каждому холодом ясности. Как когда наступает зима, когда всё засыпает под снегом и мир звучит без помех и шума — кристально и тихо. И можно сесть и обо всём как следует подумать. Или — не думать ни о чём, а просто сидеть и слушать.

страница в контакте офсайт

art

Музыка обесценена, любая, благодаря лэйблам, которые остались, можно сконцентрироваться на какой-либо публике. Ведь у каждого лэйбла есть своя аудитория.

Cats Park - In my Room

Cats Park - Fall

— Алексей, как ты относишься к российскому року и к зарубежному? Какой тебе ближе?

— Безусловно, зарубежный. Меня всегда интересовала больше музыка, нежели тексты, которые превалируют в российском роке. Если акцентировать внимание на музыке, то все истоки из зарубежного рока. Все наши рокеры вдохновлялись классическими рок-музыкантами Англии и Америки.

— Ты начал заниматься музыкой с раннего детства... Что повлияло на то, что ты решил заниматься музыкой дальше, как музыка стала делом жизни?

— Желание создать первую группу пришло где-то в восемь лет, когда я еще совершенно не увлекался никакой рок-музыкой. Просто почему-то я представил, что можно собираться в группу и что-то делать вместе. А позже уже произошло знакомство с ансамблем The Beatles и, собственно, тогда и стало понятно, чего я хочу больше всего по жизни.

— Помимо занятий музыкой, возникало ли желание заняться чем-то другим?

— Я помню, когда учился в первом классе, у нас проводили тест, как я сейчас понимаю, он был больше связан с психологией. Пришла женщина и очень долго рассказывала детишкам про пожарных, какие они все молодцы и сколько они всего делают, как это здорово. В общем, очень много рассказывала об их профессии и в конце спросила: «Ребята, скажите честно, кто хочет стать пожарным?» И конечно большинство ребят начали кричать, что хотят стать пожарными, и я был среди них. Это единственный случай, когда я хотел заняться чем-то другим. Пожалуй, всё чем я хотел заниматься по жизни, так или иначе было связано с музыкой.

— Я знаю, что ты играешь на многих музыкальных инструментах. Это фортепиано, кларнет, гитара и бас-гитара. От игры на каком инструменте ты получаешь максимальное удовольствие? Какой больше всего любишь?

Есть люди, которые увлекаются вином, можно ли человеку, который увлекается вином, задать вопрос: «Какой у вас любимый сорт?» Наверное, нет. Потому что сегодня один, завтра — другой.

— Это очень сложно сказать. Есть люди, которые увлекаются вином, можно ли человеку, который увлекается вином, задать вопрос: «Какой у вас любимый сорт?» Наверное, нет. Потому что сегодня один, завтра — другой. Тут точно также, у каждого инструмента свои прелести. Бас — это что-то такое монументальное, ты даже чувствуешь его физически, когда играешь на неподключенном инструменте. Конечно, любой инструмент чувствуешь физически, но бас — особенно. Когда садишься за барабаны... Хотя я не барабанщик, я не играю на барабанах, но попробовать можно. И уже начинаешь чувствовать ритм совсем по-другому, понимаешь, что ты владыка всего ансамбля, ты можешь всё развалить или всё собрать. Когда ты поешь — это уже совершенно другое. Поэтому мне сложно выбрать. Каждый инструмент по-своему хорош. Меня привлекают клавиши — тем, что там можно всевозможный спектр звуков охватывать и бесконечно рыться в этом, то есть даже углубляться в какие-то звуки, софты, копаться в железках. Так что я не могу определиться, выбрать. Но основной инструмент у меня — бас.

— Однажды ты рассказывал про свой опыт осваивания аккордеона. Ты даже назвал это ошибкой продолжительностью в два года. И в тот момент ты даже хотел бросить музыку. Это правда?

— Да, было такое. Я переходил из одной музыкальной школы в другую и мне предложили аккордеон, и дома был аккордеон, я подумал, почему бы не попробовать. К сожалению, специфика инструмента такова, что приходилось играть много таких произведений, которых я испугался. И тогда я подумал, что музыка — это плохое занятие и стоит её бросить. Мне было девять лет.

— У тебя свой проект «Cats Park», который был создан в 2010 году. В этом же году тебе предложили поиграть в группе «Ю-Питер». Как удавалось совмещать эти оба проекта, ведь в «Cats Park» требовалось вкладывать немало усилий?

— Самое интересное, что в начале было даже легче совмещать. Во-первых, я, попав в «Ю-Питер», смог отказаться от прежних способов заработка. Освободилось много времени и я это дико использовал! А потом, постепенно, когда уже углубился в задействованность в группе «Ю-Питер», я понял, что назначать какие-то туры и прочую занятость группы «Cats Park» весьма сложно. И за весь этот период было очень много накладок, очень много ключевых мероприятий группы «Cats Park» было отменено. Сейчас, по итогу, могу сказать, что совмещение было очень сложным. Хотя многие так делают. Недавно, мы общались с Александром Титовым, бас-гитаристом группы «Аквариум», у него свой коллектив в Лондоне. Так вот, он взрослый, заслуженный человек и у него те же самые проблемы — как совместить концерт группы «Аквариум» и его проекта.

— Но это же здорово, когда есть возможность реализовывать себя, свои идеи в собственном проекте?

— Я думаю, это не возможность, а потребность. Можно с таким же успехом играть в одной группе и любить это всю жизнь.

— В творчестве группы «Cats Park» все тексты написаны на английском языке. Ты считаешь этот язык более мелодичным? Планируется ли в будущем написание текстов на русском языке?

— Все вопросы по поводу языка как раз и подталкивали нас к тому, чтобы попробовать что-то сделать. У нас в группе никто не пишет тексты на русском языке... Мы всерьёз задумывались о сотрудничестве с какими-либо авторами, даже общались на эту тему, но почему-то не пошло дело. Может быть, в будущем... Если получится, мы, конечно, сделаем. Но если песни на русском не будут звучать должным образом, то они не будут обнародованы. У нас есть различные пробы, которые мы просто не выкладываем по той причине, что они не соответствуют уровню, пускай даже не высокому, но который у нас сейчас есть.

— Во всяком случае, хорошо, что такие задумки есть, и мы надеемся услышать песни группы «Cats Park» и на родном языке.

— Да, мы все-таки живем здесь, в этих краях, и большинство людей воспринимают русский язык лучше.

— Как тебе питерская публика?

Питерцы — это те, кто приехали в Петербург на заработки. А те, кто живут в Петербурге — это петербуржцы. Петербургская публика — это очень сложно...

— Питерская? Я недавно узнал, что питерцы — это те, кто приехали в Петербург на заработки. А те, кто живут в Петербурге — это петербуржцы. Петербургская публика — это очень сложно... А питерская, я думаю, это легко. Они приехали в большой город и для них — это праздник. А петербуржцам подавай что-то более изысканное, их нужно удивить или заставить поверить в то, что они удивлены. Я ведь сам являюсь таковой публикой и знаю этот сложный момент. Я это проходил с разными группами, и с большими, и с маленькими, и со средними и я знаю, что в 90% случаев, сложно выступать, сложно взаимодействовать с залом.

— В одном из твоих рассказов о задумчивой петербургской публике ты упомянул, что обязательно найдёшь инструмент, чтобы повлиять на неё. Нашёл?

— Нет, конечно... Если бы я нашел, я бы, наверное, сейчас был бы занят. На самом деле, такие фразы, они как самозаклинание. Всегда же стараешься идти вперёд, так вот это направление. Но надо заметить, что успехи в данном деле есть. Недавно выступали на разогреве у группы «Metronomy». Конечно, это британский коллектив, но по музыке это совершенно другое. Это не металл, не панк, не хип-хоп, это инди, такая танцевально-электронная музыка и «Cats Park» — задумчивые ребята. Нас позвали просто на разогрев, и я понимал, что шансов понравится публике мало, но это надо сделать. Мы подстроили свою программу под это и сами решили сыграть в своё удовольствие и, чёрт возьми, сработало! Поэтому, в принципе, мы идём в нужном направлении.

— Как группа «Cats Park» готовится к выходу на сцену? Может быть есть какие-то традиции?

Традиция — побольше репетировать, перед концертом.

— Традиция — побольше репетировать, перед концертом. А перед самим выступлением, есть негласные «обнимания» и прочее. Но это есть почти у всех. Я этому особого значения не придаю, хотя в этом есть смысл, момент сосредоточения общего. Мне было бы приятнее что-то такое делать, зная, что там огромный зал, который пришёл именно на твою группу. А такого, что мы делаем вот прям каждый раз — нет, пока нет...

— Есть ли какие-то грандиозные планы на будущее? Возможно, создание нового проекта?

— Насчёт грандиозности... Я бы не стал так говорить. Планы сейчас достаточно обычные — мы работаем над альбомом, пытаемся наладить связи с лэйблами, да, я из тех людей, которые до сих пор верят в лэйблы. Мы просто хотим записать хорошую пластинку и издать её в правильном месте, либо издать её самостоятельно и проделать большой труд по её продвижению. Касательно творческой стороны этой работы, рано что-либо говорить, потому что материала очень много, который отличается друг друга и концепция пока вырабатывается.

Насчёт новых проектов, пока не уверен, мысли в голове появляются, скорее, я бы примкнул к какому-нибудь коллективу интересному мне, но это пока открытый вопрос.

— Выпуская пластинку на лэйбле, ты веришь в то, что есть люди, которые покупают альбомы и что на этом можно заработать?

— У меня нет иллюзий относительно того, что мы запишем альбом и на нём заработаем. Продадим материал лэйблу и понеслась. Нет, конечно. Зарабатывать приходится на концертах... В нашей стране... Самым успешным... Я упомянул лэйблы, потому что сейчас в связи с тем, что информации просто огромное количество, она вся доступна и музыка обесценена, любая, поэтому благодаря тем лэйблам, которые остались, можно сконцентрироваться на какой-либо публике. Ведь у каждого лэйбла есть своя аудитория. Мне кажется, это верный путь быть услышанным теми, кому это нужно. А выкидывать альбом в сеть — это, конечно, героически, но шансов мало.

Я покупаю пластинки и мне это, чёрт возьми, нравится! Сейчас это снова входит в моду и продажи винила растут, магазинов становится всё больше и больше.

По поводу покупки пластинки — я сам активно увлекаюсь винилом. Я покупаю пластинки и мне это, чёрт возьми, нравится! Сейчас это снова входит в моду и продажи винила растут, магазинов становится всё больше и больше. И я надеюсь, что эстетов, которые слушают виниловые пластинки, достаточно, поэтому, почему бы не выпустить тираж винила и не подарить эту возможность любителям.

— В следующем году тебе тридцать пять. Сколько пройдено дорог. Сколько сделано ошибок? Много ли, как ты считаешь?

— Вот этот вопрос надо задавать у Познера, когда у тебя уже есть песня «Расти борода, расти».

Рано, рано, я надеюсь, что рано подводить какие-то итоги, хотя иногда приходится возвращаться к этому вопросу.

— В таком случае, вернемся к этому вопросу лет через тридцать пять?

— Да, именно.

— Ты философ?

— Нет, я музыкант.

— Как ты относишься к дружбе?

— Друзей у меня мало, поэтому я очень трепетно отношусь к дружбе. Очень восприимчив к своим друзьям.

— Что бы ты посоветовал, пожелал начинающим музыкантам?

— Я бы хотел пожелать — не унывать и, конечно, удачи! Потому что удача на этом нелегком пути — это половина дела, я лично в этом убедился. Оказаться в нужном месте, в нужное время — вот то, что нужно каждому музыканту! Ни талант, ни упорство — это всё вещи такие поправимые и взаимодополняемые.

— Как ты относишься к современным технологиям в музыке?

Вообще, я «олдовый» чувак! Но мне нравятся компьютеры, мне нравится, когда нажимаешь кнопочку, а там куча всего происходит.

— Вообще, я «олдовый» чувак! Но мне нравятся компьютеры, мне нравится, когда нажимаешь кнопочку, а там куча всего происходит. В плане оборудования, я постоянно обновляюсь. Что-то старое продаю, покупаю новое, потом понимаю, что нет, вот то, старое, было лучше. Тут я довольно открыт.

— То есть ты не против того, что музыканты активно используют всевозможные компьютерные новшества на концертах, на записи?

— Я совершенно не против этого, потому что есть много электронных музыкантов, которые это делают очень умело. Например Long Arm, это такой электронный музыкант, сразу видно, что это не кассир, который жмёт на кнопки, а это музыкант, то есть он знает, что такое извлекать настоящий звук из инструмента. Так что я абсолютно не против, а даже за это, если это в умелых руках.

— Твои пожелания человечеству?

— Объединяйтесь, друзья! Приходите на концерты, мы вас очень ждём.

Подписывайся!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More