Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью с Виркой Серденько.

У феерической Верки Сердючки масса подражателей и последователей — ничего не поделаешь, заразительная личность… Но вот недавно обнаружилась, то есть уверенно вышла на сцену непризнанная звездная дочка по имени Вирка Серденько! Что это за персонаж? Поговорим об этом с Дмитрием Шошиным. Именно он скрывается за ярким образом.

Персона

serdenko-virkaВирка Серденько

Артист оригинального жанра

Единственный на Северо-Западе и один из немногих в России вокальный двойник образа Верки Сердючки, делающий свои выступления в живую. Непризнанная дочка одной звезды работает на сцене больше пяти лет, и за это время она успела покорить своим талантом не только родной Петербург

+79046063467 биография, страница на Стихиру, страница в Контакте, страница в Фейсбуке

Журналист

murzich-anastasijaАнастасия Мурзич

Писатель, поэт, журналист

Провокационный автор, автор книг о Романе Виктюке и Александре Башлачёве. Безудержно активный организатор творческих встреч, интервью и презентаций. В её журналистской коллекции собрана добрая половина петербургской интеллигенции. И пожалуй самое главное — позитив и доброта Анастасии Мурзич, излучаемая двадцать четыре часа в сутки на всех и вся.

Автор и ведущая программы «Глаза в глаза» ТВ «ВОТ!» (Ваше Общественное Телевидение).

Матерь творческого союза одиночек «Соборище».

Директор агентства «Мурка-post» (pr, арт-менеджмет).

Сотрудничает с ведущими периодическими изданиями Санкт-Петербурга: «Смена», «Вечерний Петербург», «Панорама ТВ», «Санкт-Петербургские ведомости», «Невское время» и т.д. Биография.

Анастасия Мурзич на «»
публичная страница
«Соборище» альтернативный творческий союз одиночек

art

Я внебрачная и потерянная дочка той самой «звезды». Мама часто заезжала в Петербург, и как-то случайно на свет появилась я. Кто папа неизвестно, но думаю, когда произойдёт встреча Мамы и пока ещё непризнанной Дочки, возможно, всё сразу и выяснится

— Дима, давай с самого начала… Откуда твое стремление к перевоплощению, к пародированию?

— Стремление к перевоплощению у меня с самого детства. У нас с моим двоюродным братом была даже такая игра, мы придумывали себе роли (Рыцарь, Маг, Два Злых Колдуна), и импровизировали. Получались довольно увлекательные истории. Наверное, оттуда всё и пошло. Я всегда старался быть на виду — и в школе, и в ДК, в общем, везде, где есть сцена. Со временем игра превратилась в работу, я начал создавать образы наших певцов и певиц – это было достаточно весело. Так случилось, что это оказалось востребованным. Меня начали приглашать сначала на юбилеи и свадьбы, а позже — на городские мероприятия.

Было много случаев, которые навсегда запали мне в сердце, и я начал понимать, что двигаюсь в правильном направлении. Например, я со своей знакомой ведущей решил инсценировать дуэт «Пугачёва & Галкин». Мы спели «Будь или не будь» и «Кафешку». Я был поражён — после исполнения, на поклоне люди начали вставать со своих мест и аплодировать. А я тогда был маленьким, и для меня это было что-то необыкновенное.

Оказывается, люди просто хотят, чтобы их радовали, веселили, разговаривали с ними. Скажу так, нам порой очень не хватает людей, которые просто заставят нас улыбаться, даже когда плохо.

Или выступали на уличной сцене в маленьком посёлке, куда, конечно, наши «звёзды» не поедут выступать. Там делал образы «Пугачёвой» и «Сердючки». Пел, читал стихи, общался с людьми. И во время исполнения какой-то песни люди начали ко мне на сцену тянуть руки. Я наклонился к ним, ну, думаю, подержаться за руку, поздороваться, а в этот момент одна бабушка поцеловала мне руку. После этого выступления я долго находился в недоумении и не мог понять — почему, зачем? А оказывается, люди просто хотят, чтобы их радовали, веселили, разговаривали с ними. Скажу так, нам порой очень не хватает людей, которые просто заставят нас улыбаться, даже когда плохо.

— Ты актер по образованию? Пародистом нужно родиться или можно им стать, научиться?

— У меня есть актёрское образование, я закончил Колледж Культуры и Искусства, у замечательного педагога Татьяны Михайловнсы Славиной. Честно говоря, я думаю, что жанр пародии дан не каждому. Ему нельзя научиться, его можно только развивать. Покривляться может каждый, а вот подарить своим выступлением людям тепло и доброту, увы… Даже скажу так, если это твоё, ты выходишь на сцену — у тебя горят глаза, и это чувствуешь уже не только ты.

— Почему героем для подражания ты выбрал именно Верку Сердючку? Чем так привлекателен для тебя именно этот персонаж?

— Ой, Верка Сердючка — неподражаема! Повторить его в точности, сделать так, как это делает Андрей Михайлович, невозможно. Тем не менее, именно Сердючка из всех нынешних артистов ближе лично мне, моему видению эстрады, праздника, жизни. Да и пародия на него получается лучше, чем все остальные. Мне кажется, надо делать то, что получается, а не тратиться на множество никому ненужных вещей. Моя Вирка Серденько прошла настоящую эволюцию. От синхробуффонады (открывания рта под песни Сердючки), до сегодняшнего дня, когда я достиг вокального сходства, то есть пою только «вживую». Со временем мой персонаж сформировал собственную жизнь со своим именем и даже историей. У него есть своя легенда. Вирка Серденько — это не очередная «а-ля Сердючка». Это внебрачная и потерянная дочка той самой «звезды». Мама часто заезжала в Петербург, и как-то случайно на свет появилась я. Кто папа неизвестно, но думаю, когда произойдёт встреча Мамы и пока ещё непризнанной Дочки, возможно, всё сразу и выяснится.

— И как «Мама» реагирует?…

— Мама… К моему большому сожалению, пути моего персонажа и ее родительницы не пересеклись. Но письма писали, и, надеюсь, когда-нибудь дождёмся ответа.

— А если серьезно, не страшно ли раствориться в образе, потерять себя? Прожить не свою жизнь?

— Соглашусь, это очень серьёзный вопрос. Многие знаменитые пародисты так и оставались под маской своего кумира всю жизнь. Но возьмём, к примеру, такую театральную роль как Гамлет. У каждого актёра он свой, со своими повадками, со своим характером. В Вирке Серденько я не растворяюсь ни в коем случае, я её создаю. Вкладываю собственные мысли и переживания, и через смешную тетку без возраста делюсь с залом своим личным и сокровенным. Андрей Данилко создал гениальный образ. Сердючка — это Грустный Клоун. Порой за улыбкой скрыты глубокие переживания, в каждой песне — своя история.

— Да, многие хулители называют Сердючку клоуном… Только вот со знаком минус. Что ты думаешь об этом?

— Верка Сердючка и Андрей Михайлович за годы существования образа перенесли многое, не мне вам рассказывать. Разумеется, у этого артиста, как и у любого другого, есть как почитатели, так и недоброжелатели. Есть даже такие, кто никогда не видел, что это, но уже заранее настроен негативно. Может, прозвучит высокопарно, но я могу сказать, что делаю благое дело. У меня были примеры, когда после моего выступления люди из негатива переходили в позитив. И начинали интересоваться, и слушать, и любить саму Верку Сердючку.

Вирка Серденько научила стеснительного мальчика-заику наглости, в хорошем смысле этого слова. А ещё, скажу больше, благодаря этому образу я начал петь, спокойно говорить и даже слегка изменил свое мировоззрение — меня теперь ничем не прошибешь.

— Хорошо! А насколько тебе самому свойственна клоунада?

— Клоунада — это очень тяжёлый жанр. Хороших клоунов не так много. В этом я слаб, я беру позитивом и энергией.

— Что такое пародия, по-твоему? Зачем нужен людям этот жанр?

— Пародия, на мой взгляд — это умение достойно и схоже передать выбранный образ, может быть, с иронией, но при этом ни в коем случае не опошлив оригинал. Зачем? Конечно, радовать! Хоть с клоунадой у меня не очень, но я тоже клоун. Хоть и начинающий, но клоун, который может поднять настроение каждому.

— Чему Вирка Серденько научила тебя? В жизни, в профессии?

— Вирка Серденько научила стеснительного мальчика-заику наглости, в хорошем смысле этого слова. А ещё, скажу больше, благодаря этому образу я начал петь, спокойно говорить и даже слегка изменил свое мировоззрение — меня теперь ничем не прошибешь. Я много работаю над тем, чтобы моя героиня в своем развитии переросла рамки пародии и стала самостоятельной.

— Что в тебе есть хорошего, кроме Вирки?

— Я пишу стихи. Вот, например:

В окно смотреть и видеть чудеса,
Как снег искрится, как блестят глаза,
Мечтать… и верить в безнаказанность судьбы,
И думать, что же друг для друга значим мы.

Луна и звёзды, о другом потом…
А лёгкий снег? А я под фонарём?
В одно мгновение бы это совместить,
Так не получится, ведь так не может быть…

Ведь я смотрю в своё окно, а ты в своё,
И мы с тобой не так уж далеко,
Одна луна над нами, о другом потом,
И лёгкий снег, и мы под фонарём.

— Считается, что очень веселый, смешливый человек не может веселить публику, он будет веселить сам себя, а вот романтический и минорный — скорее вызовет смех. Согласен?

— Согласен. Но бывают и исключения. Веселить себя можно дома перед зеркалом, а на сцене надо жить. Ты выходишь на сцену и попадаешь в другой мир. В мир улыбок, слёз, грусти и радости, в мир, которым ты готов и должен делиться с каждым человеком.

— Часто ли ты смеешься?

— Смеюсь часто, ведь смех продлевает жизнь! Я поставил себе такую цель в жизни — научиться во всём видеть хорошее. Если это грусть и воспоминания, то пусть они будут счастливые. А, скажем, если плохая погода — нет повода грустить! Это хороший шанс и ещё одна возможность побыть со своим любимым человеком.

— Но все-таки что-то заставляет тебя грустить?

— Иногда, конечно, хочется погрустить. В последнее время мне становится грустно, когда вижу работу некоторых, так сказать, коллег. Бывает, конкуренты или их друзья-знакомые начинают писать мне — это у вас не так, это у вас не то, да и вообще вы не похожи. После прочтения очередной порции грязи я принимаю свою «волшебную пилюлю». Захожу на видео-порталы, набираю в поиске запрос «пародисты-двойники», и настроение улучшается. В отличие от персонажей из десятков видеороликов Вирка Серденько достойно ведёт себя на сцене, не матерится, не называется чужим именем, поёт только вживую. У нас, кстати, это редкость, люди либо открывают рот под фонограмму, либо поют в два голоса, то есть подпевают оригиналу, зачастую не очень хорошо. И, конечно, напоследок всем этим злопыхателям совет: «А вы попытайтесь это сделать так непохоже, что бы вас любили зрители и продолжали следить за ВАШИМ творчеством».

Мы пережили очередной конец света, множество напастей в нашей стране, и как всегда, каждый чем-то недоволен в жизни. Давайте просто начнём с малого, начнём с себя. Будьте добрее, отзывчивее, больше времени уделяйте своим родным и близким, а всё остальное и так будет, нужно только очень захотеть.

— Насколько ты неравнодушен к жизни?

— Я очень добрый, когда попросят — и накормлю, и обогрею, хотя иногда делаю это, когда и не попросят. Я люблю жизнь. Ненавижу бескультурье, хамство, загрязнение окружающей среды. А ещё, самое страшное, что для меня есть в людях — это убивание своей жизни на диване перед телевизором или за компьютером! Если у меня есть свободное время, я стараюсь проводить его с пользой.

— Супер! А вот если бы ты нашел лампу с джином, и у тебя была бы возможность загадать три желания, что это были бы за желания?…

— Что здесь лукавить?… Я загадал бы волшебную палочку, ковёр-самолёт, ну и третье желание кому-нибудь подарил бы.

— Новогодние пожелания человечеству?…

— Люди!!! Мы пережили очередной конец света, множество напастей в нашей стране, и как всегда, каждый чем-то недоволен в жизни. Давайте просто начнём с малого, начнём с себя. Будьте добрее, отзывчивее, больше времени уделяйте своим родным и близким, а всё остальное и так будет, нужно только очень захотеть.

  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More