Арт-журнал «Солнечный город Люстгальм», интервью с творцами и мастерами. 18+

Интервью

Художник-анималист рассказывает об искренности братьев наших меньших и об энергетической разрядке, которую способно подарить искусство.

Персона

Александра МарченкоАлександра Марченко (Grimm)

Художник-анималист

Журналист

Мария ЗалуцкаяМария Залуцкая

Поэт, журналист, организатор, модель

+7-926-371-54-55

art

Не видеть, а именно наблюдать: передвигаться неслышно, сидеть тихо-тихо и ждать, когда лес приоткроет перед тобой свою тайну.

— Александра, вы получаете образование биолога, поэтому так часто рисуете животных? Откуда у вас такая любовь к «братьям нашим меньшим»?

— Скорее, наоборот, рисование животных подтолкнуло к поступлению на Биологический факультет. А откуда такая Любовь — честно, не знаю. Кажется, что она была со мной всегда, с самого детства. Может, этому способствовала наша собака, с которой я росла. А, может быть, это просто было мне дано от рождения.

Сейчас у меня живет только пара зебровых амадин — очень популярные домашние птицы. Они родом из Австралии, живут там огромными стаями. Добродушные, любопытные и легко приручаемые птицы. Они очень просты в уходе, не нуждаются в постоянном внимании, как, скажем, попугаи. Для меня это удобно, так как приходится часто уезжать и оставлять их на кого-то. Но я, конечно, мечтаю о ком-нибудь покрупнее. Собаке, лошади... Или хотя бы ящерице...

— Как давно вы рисуете животных?

— Рисую с того самого момента, как научилась держать в руках карандаш. В детстве рисовала исключительно животных — собак, лошадей, птиц. С большой неохотой рисовала пейзажи, цветы и другие предметы, которые нужно рисовать в детском саду или в начальной школе. За моими плечами не больше десятка натюрмортов.

— Каких художников любите?

— Конечно, я могу назвать классиков: да Винчи, Дюрера, Ван Гога... Но я хочу рассказать о Владимире Смирине. Он был выдающимся зоологом и не менее выдающимся художником-натуралистом. Он для меня — образец для подражания. Его рисунки можно разглядывать бесконечно. На бумаге порой всего несколько линий — но вы не только можете узнать, что это за животное. Вы чувствуете его настроение, эмоции! Это бесценный дар — не только видеть, но уметь передать в рисунке. Смирину это удавалось, как никому другому. Я часто жалею, что фотоаппарат пришел на смену бумаге и карандашу. Да, мы можем поймать каждый момент... Но можем ли мы передать его настроение?

— Расскажите о своих любимых работах. Что это за картины?

— Не могу назвать что-то одно. Любимые картины выбираются по какому-то неведомому соглашению между ними и моим подсознанием. Часто я не могу объяснить, почему мне нравится или почему нет. Обычно ответ или «да» или «нет», без объяснений. Например, «Препятствие пустоты» Рене Магритта или «Лошади у крыльца» Альбрехта Адама.

— У Вас есть любимые животные, которых Вы рисуете чаще остальных?

— Да, и это — лошадь! Не знаю, откуда такая любовь к этому животному, но рисую его с самого-самого детства. Можно даже проследить, как нечто овальное с треугольными ушами и четырьмя ногами со временем превращается во вполне себе пропорциональную лошадь. Сейчас стараюсь рисовать и других животных, как можно больше. Но лошадь могу нарисовать и с закрытыми глазами!

— Расскажите о своих наблюдениях за животными. Вам чаще многих художников доводится общаться с ними и вы, наверняка, успели изучить какие-то любопытные особенности.

— Сходу сложно назвать что-то одно. Каждое наблюдение уникально и неповторимо. Я совсем недавно научилась правильно наблюдать. Не видеть, а именно наблюдать: передвигаться неслышно, сидеть тихо-тихо и ждать, когда лес приоткроет перед тобой свою тайну. Проще всего наблюдать за птицами — они часто на виду и если вести себя осторожно, можно подсмотреть за многими эпизодами их жизни. Гораздо труднее увидеть млекопитающих: и мелких, и крупных. Моя мечта — увидеть в дикой природе медведя или росомаху.

— Что, по-Вашему, есть в животных, чего нет в людях?

— Знаете, животные очень-очень похожи на людей. Чем больше я их изучаю, тем больше убеждаюсь в этом, хотя бы на собственном примере. Единственное, что нас отличает — это искренность. Звучит, наверно, банально, но это так. Животное никогда не будет перед тобой лукавить: если ты ему не нравишься, ты это сразу увидишь. И если нравишься — тоже. У животных нет того лицемерия, которое свойственно людям. И беспричинной жестокости тоже нет: они всегда пытаются избежать конфликта, не убивают без причины, как это делают люди.

— С каким из животных могли бы ассоциировать себя? На кого Вы похожи?

— С лошадью, конечно! У меня с ними какая-то связь — на уровне эмоций, понимания... А друзья называют меня камнешаркой. (маленькая птичка из семейства бекасовых)

— Какой основной посыл Вы хотели бы передать людям о природе?

— Природа — это часть нас самих и, более того, природа — наш дом. Она была нашим домом задолго до появления каменных джунглей и им же останется навсегда. Думаю, современным людям нужно более чутко относиться к тому, что их окружает. Будь это всего лишь старое дерево или маленький воробей.

— Расскажите, чем еще увлекаетесь... Есть хобби? Что поднимает Вам настроение?

— Увлечений очень много, иногда я думаю, что даже слишком... Сейчас основным хобби стала фотосъемка. Сама не знаю, как так вышло, но фотоаппарат — это мой постоянный спутник, особенно в путешествиях. Часто фотоаппарат ловит те моменты, которые глаза не замечают. Часто использую свои фото как основу для будущих рисунков. Еще одно хобби — это верховая езда. Сколько бы дел ни было, каким бы плохим не было настроение и самочувствие — раз в неделю я иду на конюшню. И обычно я возвращаюсь оттуда совсем другим человеком: если не очень отдохнувшим, то уж точно очень счастливым!

Примерно такую же роль энергетической подзарядки и антидепрессанта играет для меня театр и особенно — Театр Романа Виктюка. Я познакомилась с ним в пятнадцать лет и, думаю, он имеет немалое значение в становлении моей личности. За что Роману Григорьевичу и его актерам низкий поклон.

— Вы любите путешествовать? Где вы были?

— Не представляю свою жизнь без путешествий! Европа, Африка, Азия. Не добралась еще до Америк и Австралии, но обязательно доберусь! Природа такая разная: и саванны Восточной Африки, и тропические леса Вьетнама, горы Кавказа, побережье Белого моря.

В плане наблюдения за животными, ничто не сравнится с Африкой! Хочется проехать ее вдоль и поперек. Кения, Танзания, ЮАР, Ботсвана и Зимбабве — это только начало! Бескрайние саванны, тропические леса, озера — в Африке можно найти все. И главный плюс: животные абсолютно не боятся джипов, что позволяет наблюдать за ними с близкого расстояния. Такой способ отлично подходит для крупных животных: львов, слонов, носорогов, бегемотов, антилоп. Можно подъехать к львиному прайду почти вплотную и долго наблюдать за кормежкой, играми, стычками больших кошек. Или встретится на дороге нос к носу с носорогом, и долго стоять на месте, потому что носорог тоже спешит по своим делам и совсем не хочет уступать тебе дорогу! В такие моменты чувствуешь себя в фильме Animal Planet.

Но, чтобы наблюдать за птицами, нужно ходить пешком, что в большинстве национальных парков Африки запрещено. Поэтому нет ничего лучше, чем, взяв бинокль и фотоаппарат, отправиться в ближайший подмосковный лес или даже парк. Наблюдательность и умение ходить тихо откроют перед вашими глазами такие сцены из птичьей жизни, что львам останется только позавидовать!

— А где вам хотелось бы жить?

— Ни в одном месте, где я была, не хотелось бы остаться навсегда. Ни в одном, кроме Кейптауна. Не знаю, что такого особенного в этом городе, но я вдруг почувствовала, что мы с ним на одной волне. Может быть, на одной из тех огромных волн Атлантического океана, которые каждую минуту разбиваются о скалы Кейптауна. Но одно я знаю точно — если я вдруг решусь уехать, то уеду только туда!

— Как вы считаете, должны ли животные содержаться в зоопарках?

— Да, думаю, что зоопарки должны существовать. Уточним: хорошие зоопарки, а не тесные, плохо убираемые клетки. Содержание животных в зоопарках позволяет осуществлять круглосуточное наблюдение, что, в свою очередь, помогает лучше понять особенности биологии животного. В зоопарках получают новую жизнь покалеченные животные, которые существовать в природе уже не могут. И, конечно, зоопарк дает шанс на выживание исчезающим видам. Лошади Пржевальского, например, были полностью уничтожены в дикой природе, остались только в неволе. Именно благодаря этим особям и началось восстановление популяции.

— Многие люди, испытывающие особенные чувства к животным, становятся вегетарианцами. Не думали об этом?

— Несмотря на то, что я очень люблю животных, я считаю, что вегетарианство — это не слишком правильный выбор. Если только это не своеобразная диета или предписание врача. Человек по природе своей всеядный, животная пища необходима для нормального функционирования организма. Можно уменьшать количество потребляемого мяса, но не отказываться от него совсем. Наша пищеварительная система не слишком подходит для эффективного усваивания растительной пищи. Мы же не осуждаем леопарда за то, что он поймал антилопу. Она нужна ему, чтобы выжить. Человечество, конечно, употребляет в пищу много больше мяса, чем все хищники планеты, и не испытывает в нем недостатка. Хотелось бы только, чтобы содержание и смерть животных, выращиваемых для мяса, стали более гуманным.

— В каком состоянии обычно хорошо рисуется?

— Рисуется... в самых разных состояниях! Самое лучшее состояние — когда ты так сильно впечатлен чем-то, неважно, чем: фильмом, книгой, поездкой, животным — что стремишься как можно быстрее отразить это на бумаге. В такие моменты рисуется невероятно легко и обычно все получается с первого раза. Но рисование помогает и отвлечься, когда ты невероятно устал и не можешь ни на чем сосредоточиться. Несколько быстрых набросков — и можно снова заниматься делами.

— Очень мало художников, которые специализируются на теме животных. У вас есть шанс создать свой уникальный стиль. Есть ли у вас такое стремление?

— Стремление, конечно, есть. Но пока я не знаю, на чем остановиться. Я постоянно ищу какие-то новые идеи, способы. Очень долго я рисовала только карандашом, очень боялась акварели и цвета. Акварель очень свободная, часто она ложится совсем не так, как я хочу. Только недавно я начала, наконец, приручать ее, пока до конца это сделать не удалось. Больше всего мне нравится комбинировать стили: добавлять тушь к акварели, или чуть размывать карандашный рисунок.

— Как бы хотели реализовать свое творчество? Выставки, иллюстрации книг, картины на заказ, работы для интерьеров?

— До последнего времени я мало задумывалась над этим — рисовала в основном для себя или в подарок родителям и друзьям. Сейчас захотелось показать свои работы и другим людям — в Интернете это легко. С картинами на заказ сложнее — долгое время я не могла рисовать то, что просят. Не получалось, и все. Сейчас я, наверно, переросла этот период и с удовольствием берусь за заказы — обычно это портреты лошадей или других домашних любимцев. О выставке пока только мечтаю — серьезных работ у меня еще мало. Думаю о создании открыток и календарей с рисунками, но это пока на стадии идеи.

— Ваши пожелания человечеству?

— Научиться видеть и чувствовать. Чаще выезжать из бетонных джунглей на природу и просто ходить по лесу, дышать лесом. Наблюдать. Я сама пришла к этому не сразу. В этом мне помог биофак и его люди: понять, какое это счастье, гулять по лесу, смотреть по сторонам и Видеть. И Верить, обязательно верить в чудеса! «Ненужно видеть, чтобы верить. Но нужно верить, чтобы видеть».

Понравилось? смотрите много других работ в официальном паблике!
  • Антон Соя: я — за сказку!

    Антон Соя: я — за сказку!

    Король русского галлюциногенного реализма, писатель Антона Соя рассказывает о двух изданных сказках. Одна — для взрослых, вторая — для детей. Осталось только разобраться, кто из нас кто. Хотя?.. Сказкам все возрасты покорны! Read More
  • Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Людмила Погорелова. Те, кто имеет маски — сильны

    Актриса, чье появление на сцене обеспечивает невообразимую игру контрастов, увлечение зрителя в коридоры смыслов и идей. Людмила Погорелова — ведущая актриса Театра Романа Виктюка и женщина, вдохновляющая и преображающая мир своей неповторимостью. Read More
  • Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Арт-группа DTN. Творческий акт — вещь магическая

    Единственный в своем роде творческий тандем дизайнера Alex Theatre_No и фотографа Раисы (Чешшш) Канаревой, не устает удивлять… Следя за их совместной работой, несложно предположить, что гармония творческих отношений существует! Read More
  • Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Вадим Курылев. Остаюсь собой

    Интервью с Вадимом Курылевым, лидером группы «Электрические Партизаны». Вадим Курылёв развеивает стереотипы об анархистах, рассказывает о взаимопомощи, борьбе против массовой культуры. Read More
  • Рок Янки Дягилевой

    Рок Янки Дягилевой

    Скажешь просто — Янка, и всё ясно, не нужно ничего больше добавлять, и так понятно о ком идёт речь. Объяснять, кто она, тем, кто слышал её песни, не нужно, тем, кто не слышал, бесполезно. В этом году ей исполнилось бы 47 лет. Так и хочется добавить — всего-навсего 47 лет! Read More
  • Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Кошка Сашка. Здоровая конкуренция

    Бард-рок музыкант Кошка Сашка, песни которой приписывают то Янке Дягилевой, то народу, утверждает что в современном искусстве здоровая конкуренция, делится планами турне по России и рассказывает как собрать стадион. Read More
  • Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Юлия Виданова. Падение в образы и неизвестность

    Художник Юлия Виданова считает, что творческие соревнования — вещь субъективная, она видит богатство полутонов в тёмной палитре и говорит, что в современном веке не хватает остановки для созерцания. Read More
  • Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин. Техника превращения

    Дмитрий Бозин рассказывает о работе над спектаклем «Несравненная», о своём превращении в Флоренс Фостер Дженкинс и мечтает построить гиперболоид инженера Бозина, топливом для которого называет энергию молодости. Read More