Тарковский провозгласил независимость

В дневниках он рассказывает, как чиновники решали, чего в фильме не должно быть. Например, было несколько обсуждений того, что в «Зеркале» героине не надо «взлетать», этого, дескать никто не поймет. Режиссер всегда мужественно противостоял нападкам и принципиально не соглашался с тем, чтобы изъять эпизод.

Между тем, иностранные компании выкупали друг у друга его фильмы, копии которых иногда чудом попадали за рубеж. Но с этого сам мастер не имел ничего — таковы были «гуманные» порядки в СССР.

«Интересно, заработаю я когда-нибудь столько, чтобы расплатиться с долгами и купить самое необходимое — диван», пишет он в дневнике за 1970 год. 

Киновед Сергей Лаврентьев хорошо сказал, что «Тарковский велик и гениален потому, что он нашел удивительный кинематографический язык для того, чтобы показать душевное томление русского интеллигента, жившего в Советском Союзе в 20 веке». Интеллигент томился разницей русскости и советскости. Это и было «не то», что пугало в его фильмах начальство.

Кстати, на востоке одно из самых заметных на небосклоне созвездий — Большую Медведицу (в Карело-Финской мифологии Otava) называют «Семь звезд северного сияльщика», или художника. В том значении, что художник — это мудрец. Но никак не «обслуживающий персонал».

На Чертовом стуле в Карелии ALP-films соединил идею жертвоприношения и Otava.

Добавить комментарий