Карельские сказки. Абсолютно спонтанное кино.

Адре Галичанин сделал фильм «наоборот»: замысел сложился после того, как материал был отснят. Камера как-будто сама снимала историю о некоем работящем герое. Все делает, а потом вдруг лягушка. Прямо сказка на новый лад.

— Адре, ну, как же так, совсем без сценария?

— А вот так! Я поехал в Карелию с другом и снимал все подряд. Потом понял, что какие-то силы моей камерой пишут сказку. Причем, конкретную — о Царевне-лягушке, но на новый лад. У разных народов пол лягушки варьируется, есть, например, сказки о королевиче-лягошонке. Но в любом обличье существо вкалывает. Сама лягушка как персонаж появилась только в конце, когда на дачном участке была врыта в землю ванночка и наполнена водой. Квакушки стали туда беспорядочно падать… По возвращении в Питер певица Света Иванова попросила смонтировать видео ролик своих выступлений, и я так заслушался арией Марицы из оперетты Кальмана, что придумал под нее сцену превращения молодого человека в лягушку: «Где скрыто счастье, никто не знает…».

Вообще, полотно фильма ткалось, как в сказке. В одном кадре появилась спонтанно открывающаяся дверь дома — как раз когда в гости пришла соседка Нина. Потом, при монтаже, я вспомнил, что у группы «ТингТаун» есть композиция Дениса Тимофеева «Повелитель дверей», она и легла в этот кусок.

— И что же, теперь нужно снимать фильмы без сценариев?

— Нужно делать то, что идет из души. Когда поэт пишет стихи, он никакого сценария не прорабатывает, они им выпеваются. Если относиться к кино, как к поэзии, то сценаристы потеряют работу. Так что посылайте к черту всех, кто приглашает вас на курсы сценаристов! К сожалению, кино наполнили крючкотворы, поверяющие алгеброй гармонию. Продюсеры буквоедствуют и не дают режиссерам ни на йоту отступать от утвержденного сценария! В результате получается натянутость и наигранность. Обратите внимание, в авторском кино всегда имеются значительные отступления от сценария. Так, Андрей Тарковский вечером забегал к Александру Мишарину и просил прописать диалог к сцене, которую придумал на завтра. Из таких кусочков, как известно, складывалось «Зеркало».

— Кто участвует в «Карельских сказках»?

— Сергей Казымов, детдомовец, балбесик такой великовозрастный. Моя мама, Христина Ювенальевна, которой 85 лет и которая весну-лето-осень проводит на даче, выращивая разные яства. Соседки по даче. Мои петрозаводские друзья, в частности, Борис Кудрявцев, кукольных дел мастер и замечательный актер — волшебник из центра «Маленькая страна», Вадик Прокопьев, затейник еще тот! Никто ничего не играл, потому и вышло естественно. Кстати, народные сказители не сказывали всякий раз одинаково, а всегда что-нибудь добавляли, поэтому все сказочные сюжеты имеют такие ответвления и разночтения. Это был театр чтеца.

— И Вы так вот всегда с камерой ходите?

— Да. Камера всегда со мной, за исключением моментов, когда ее воруют, но потом полиция находит.

— Бывает и такое?

— Разок… И было похоже на смерть и воскрешение. С камерой еще хоть как-то живешь. Она ведь и мои отношения с людьми строит.

— Кстати, про отношения. У Вас там в прологе по этому повожу стихи… Писали специально для фильма?

— Нет, сложились пару лет назад из миража. А к фильму дописал несколько строк:«За миражом — другой мираж, одна бесследность за другою. Не избежать последствий краж иллюзий друг у друга — воем».

— И Вы впадаете в иллюзии?

— Но потом их кинематографически-поэтически громлю!

— Значит, прошлое Вам не помеха?

— Как сказано в фильме Серджио Кастеллито «Не уходи», «я предпочитаю наслаждаться настоящим — так, как-будто наступил последний рассвет». Прошлое — пугало. У нас в фильме пугало наряжают в костюмчик из прошлого.

— Вот, оказывается, какие подводные смыслы…

— Я бессмыслиц не создаю в принципе, поэтому смыслы проявляются во всем, чтобы противостоять бессмыслице.Той, которую из жизни делают люди своей суетой. Чего-то всё достигают, достигают — и всё для того, чтобы потом тупо сыграть в ящик. Нет, чтоб радоваться простому общению.

— Или можно радоваться в кино!

— Человенку нужен человек! Хотя кино, конечно, объединяет. Получается, кино само по себе строит некую сказку.

— Вот Царевну-лягушку встретите и…

— Мы к сказкам тянемся всю жизнь, но сказок мало в ней, поверьте. И окрик вслед: «Остановись!» — напоминалочка от Смерти. Отвечаю Вам поэтичесим экспромтом, здесь и сейчас сложилось.

— Мама-то у Вас долгожитель, берите пример!

— Долгожительство или короткожительство от примеров не зависит, тут генетический уровень. В нашем роду мужчины долго не живут…

— Ваш фильм как-то веселее, чем наш разговор.

— Так это вообще дело веселое — снимать кино.

страница в контакте

Добавить комментарий